Роман “Война и мир” Л. Н. Толстого — величайшее произведение не только русской, но и мировой литературы. На страницах книги подняты сложные философские вопросы: война и мир, любовь и ненависть, согласие и вражда, жизнь и смерть, предназначение человека и смысл истории. Перед читателями романа, по словам И. С. Тургенева, “проходит целая эпоха, богатая великими событиями и крупными людьми... Развертывается целый мир со множеством выхваченных прямо из жизни типов, принадлежащих ко всем слоям общества”. Л. Н. Толстой говорил, что в “Войне и мире” он любил “мысль народную”. Эти слова отнюдь не случайны. Они выражают центральную идею не только романа, но и времени — шестидесятых годов XIX века. Русские писатели стремились разгадать тайну национального характера, понять русскую душу. Л. Н. Толстой — один из первопроходцев на этом пути. Воплощением авторского представления о человеке из народа, олицетворением “духа простоты и правды” стал Платон Каратаев.
Среди большого числа героев романа “Война и мир” скромный солдат Апшеронского полка, о котором рассказывается в нескольких главах четвертого тома книги, выглядит эпизодическим персонажем. Появление Платона Каратаева традиционно связывается с одним из этапов духовных исканий Пьера. Встреча с крестьянином в солдатской шинели означала для Безухова приобщение к народной мудрости, сближение с простыми людьми, обретение “спокойствия и довольства собой, к которым он тщетно стремился прежде”, душевной свободы и умиротворения. Однако Платон Каратаев не только сыграл важную роль в судьбе любимого героя Толстого, но и помог самому автору ответить на вопрос о природе русского характера.
В образе человека из народа писатель показал носителя “роевого сознания”. Платон принадлежит к миру крестьянской общины. Его облик не индивидуализирован, подчеркнуто лишен каких бы то ни было личностных характеристик, потому что Каратаев живет в полком согласии со всем миром. Он чувствует себя частицей единого и слаженного природного организма, “частицей целого”: “Жизнь его, как он сам смотрел на нее, не имела смысла как отдельная жизнь”. Герой Толстого лишен эгоистических желаний, подчинен некоему высшерлу разуму, все создавшему и за все отвечавшему. Платон Каратаев живет легко и радостно. Ему чуждо стремление изменить окружающую действительность, переделать ее в соответствии с какими-то абстрактными идеалами. Такова, по мнению Толстого, идея свободы, рожденная “роевым сознанием”.
Смысл бытия для Платона Каратаева — радостное ощущение слияния с миром. Его отношение к жизни выражается единственным словом — любовь. Каратаев не имел “привязанности, дружбы, любви, как понимал их Пьер”, но “любил и любовно жил со всем, с чем сводила его жизнь”. Это глубокое христианское чувство составляло суть души Платона, суть народной души. Оно помогало герою, проходя через испытания, не утрачивать веры в жизнь, основанной на бескорыстней и всепоглощающей любви к земному миру. Каратаев безропотно принимает все, что ниспослано свыше. Он рассказывает пленным историю невинно осужденного купца, смирившегося, готового пострадат пленным историю невинно осужденного купца, смирившегося, готового пострадать “за свои да за людские грехи”. Смысл этой притчи в том, что “на все Господня воля”. Как бы ни сложилась судьба, Бог знает, куда ведет раба своего. Каратаев не смеет ничего требовать от жизни. Толстовский “Божий человек” кроток и счастлив тем
малым, что имеет. Даже предчувствуя приближение смерти, он не утрачивает ощущения “восторженной радости”.
С момента появления героя любое его описание сопровождается эпитетом “круглый”. Пьер почувствовал “что-то приятное, успокоительное и круглое в ... спорых движениях маленького человека”, случайно замеченного им в “противоположном углу балагана”. Рассмотрев незнакомца повнимательнее, Безухов отмечает, что “первое впечатление чего-то круглого подтвердилось вполне: вся фигура Платона в его подпоясанной веревкой французской шинели, в фуражке и лаптях, была круглая, голова была совершенно круглая, спина, грудь, плечи, даже руки, которые он носил, как бы собираясь обнять что-то, были круглые; приятная улыбка и большие карие нежные глаза были круглые”. В памяти Пьера Каратаев навсегда остался “олицетворением русского, доброго, круглого”. Такое настойчивое повторение одного и того же слова было необходимо писателю, чтобы подчеркнуть бесконечность и самодостаточность каратаевского мира. Круг — символ завершенности, гармонии5 вечности. Определяющая черта в портрете Платона невольно связывается с образом жизни-шара из сна Пьера. Толстой, используя различные художественные средства, стремился объяснить читателям заинтересовавшее его представление о целостности и неделимости земного существования.
Стремясь понять мировоззрение простого человека, Толстой обращается к фольклору. Именно в устном народном творчестве воплощены представления, мораль, взгляды на жизнь, многовековой опыт и традиции русских людей. Пословицы и поговорки не сходят с уст Платона. На любой случай у Каратаева готов ответ, заповеданный дедами и прадедами: “Час терпеть, а век жить”; “Жена для совета, теща для привета, а нет милей родной матушки”; “Положи, боже, камушком, подними калачиком”. По словам писателя, поговорки, которыми наполнена речь героя, “были те народные изречения, которые кажутся незначительными, взятые отдельно, и которые получают вдруг значение глубокой мудрости, когда сказаны кстати”. Глазная особенность речи Платона — “непосредственность и спорость”, в его рассказах “события самые простые... получали характер торжественного благообразия”. Каратаев мыслит и оценивает происходящее, спираясь на народные традиции. Он уверен в неизменности мира и человека.
По-своему прекрасные каратаевские идеи противоположны идее движения, развития, напряженного поиска истины, которой жил Безухое. Платон явился Пьеру в страшный момент и вернул герою веру “ив благоустройство мира, и в человеческую, и в свою душу, и в Бога. Эта встреча исцелила молодого графа Безухова, но путь Платона ему чужд. Перед самой смертью “Каратаев смотрел на Пьера своими добрыми глазами... видимо, подзывал к себе, хотел сказать что-то.