Тот сердца в груди не носил, Кто слез над тобою не лил.

Н.А. Некрасов


Н.А.Некрасов справедливо считается первым певцом русской крестьянки, изобразившим

трагизм ее положения и воспевавшим борьбу за ее освобождение. Громко и ясно говорил он о том, что решение “женского вопроса” должно связываться “не с частными реформами, не с сознательностью сильных мира сего, а с преобразованием во всем

экономическом и общественном устройстве!”. И не случайно “певцом печальной женской

доли, высоких подвигов и жен, и дочерей” именовали русские женщины своего поэта в

многочисленных письмах, посылавшихся ему в период тяжелой болезни.

В поэме “Кому на Руси жить хорошо” женская тема представлена обзором жизни Матрены Тимофеевны — простой русской крестьянки, которую семь странников просят рассказать о себе. Ее жизнь — типичная жизнь крестьянки той поры. Сначала похоронила

радость детских лет, потом быстро промелькнуло девичество, затем замужество,

а далее — горькая участь невестки, рабыни в мужниной семье. Некрасов показывает

читателю, как жила Матрена Тимофеевна в семье мужа, показывает отношение его родных к молодой жене:


А роденька-то

Как набросится!

Деверек ее —

Расточихою,

А золовушка—

Щеголихою,

Свекор-батюшка—

Тот медведицей,

А свекровушка —

Людоедицей.

Кто неряхою,

Кто непряхою...


Трудности семейной жизни, выпавшей на долю Матрены, определялись не только тем, что

родственники мужа были сварливы, но и более существенными обстоятельствами: “семья

была большущая”, в женщине постоянно жил страх голода, пожара, немилости

управляющего.


...Что год, то дети: некогда

Ни думать, ни печалиться.

Дай Бог с работой справиться

Да лоб перекрестить, —

Так рассказывает о своей жизни Матрена Тимофеевна. Действительно, трудно приходилось крестьянке. Кроме адской работы на нее обрушились другие бедствия:

ужасная смерть первенца сына, голодный год, гроза, дважды пожар, сибирская язва. Но все это не сломило русскую женщину, она продолжала мужественно переносить все

горести и лишения, растила детей.

Любовь к детям стала для крестьянки основным жизненным стимулом: “За них горой стояла я...” И далее вспоминается случай, когда материнская любовь проявилась в действии:

Я вырвала Федотушку.

Да с ног Силантья-старосту

И сбила невзначай.

Это была первая форма несогласия с намерением старосты высечь подростка. Нарастание

сомнения в ее душе и даже элементов безверия Некрасов показывает в финальных

сценах главы, где героиня в тот трудный период своей жизни тоскует о своих умерших

родителях.

Я потупленную голову,

Сердце гневное ношу!.. —

Говорит многострадальная крестьянка. И все же мы понимаем, что спасает Матрену Тимофеевну лишь собственная душевная сила. Да, беспросветным казалось будущее женщины на Руси. С каждым годом все трудней было жить и содержать семью. И не случайно рассказ Матрены Тимофеевны заканчивается притчей о потерянных ключах от женского счастья:

Ключи от счастья женского,

От нашей вольной волюшки

Заброшены, потеряны

У Бога самого!

Едва ли предвидели женщины времен Некрасова, что кончатся наконец все муки и

страдания и появится возможность шагать в ногу с мужчастья:

Ключи от счастья женского,

От нашей вольной волюшки

Заброшены, потеряны

У Бога самого!

Едва ли предвидели женщины времен Некрасова, что кончатся наконец все муки и

страдания и появится возможность шагать в ногу с мужчинами. Установленное

равноправие и свобода женщин создают еще более яркий контраст между женским образом Некрасова и образом женщины наших лет.