Пьесу А. Н. Островского “Гроза”, написанную в 1859 году, рассматривают в русской литературе как социально-бытовую драму и как трагедию. Некоторые критики ввели даже понятие, объединяющее эти два жанра, - бытовая трагедия.
Но чтобы точнее определить жанр “Грозы”, надо разобраться в сути драматического и трагического.
Драматизм в литературе, в художественном произведении порождается противоречиями реальной жизни людей. Обычно он создается под влиянием внешних сил или обстоятельств. Жизнь людей в драматичных ситуациях часто оказывается под угрозой гибели, повинны в которой бывают внешние силы, не зависящие от людей. Определение жанра также зависит от оценки основного конфликта в произведении. В статье Н. А. Добролюбова “Луч света в темном царстве” показано, что основной конфликт “Грозы” - это конфликт между Кабанихой и Катериной. В образе Катерины мы видим отражение стихийного протеста молодого поколения против сковывающих условий “темного царства”. Гибель главной героини является результатом столкновения с самодуркой-свекровью. С этой точки зрения, данное произведение можно назвать социально-бытовой драмой. Примечательно, что сам автор назвал свое произведение драмой.
Но пьеса Островского может восприниматься и как трагедия. Что же такое трагедия? Для трагического жанра характерен неразрешимый конфликт между личными стремлениями героя и законами жизни. Конфликт этот происходит в сознании главного персонажа, в его душе. Герой трагедии зачастую борется с самим собой, испытывая глубокие страдания. Видя основной конфликт в душе самой героини, ее гибель как результат столкновения двух исторических эпох (заметим, что именно так воспринимался этот образ современниками Островского), жанр “Грозы” можно определить как трагедию. Пьесу Островского отличает от классических трагедий то, что его героем является не мифологический или исторический персонаж, не легендарная личность, а простая купеческая жена. В центр повествования Островский помещает купеческую семью и семейные проблемы. В отличие от классических трагедий, в “Грозе” частная жизнь простых людей является предметом трагедии.
События в пьесе происходят в небольшом волжском городке Кали-нове, где быт еще во многом патриархален. Действие драмы разворачивается перед реформой 1861 года, оказавшей во многом революционизирующее влияние на жизнь русской провинции. Жители недалеко ушедшего от деревни Калинова все еще живут по “Домострою”. Но Островский показывает, чти патриархальный уклад начинает разрушаться на глазах у жителей. Молодежь города не хочет жить по “Домострою” и уже давно не придерживается патриархальных порядков. Кабаниха, последний блюститель этого умирающего уклада, сама ощущает его близкий конец: “Хорошо еще, у кого в доме старшие есть, ими дом-то и держится, пока живы. Что будет, как старики перемрут, как будет свет стоять, уж не знаю”.
Глядя на отношения сына и невестки, Кабаниха понимает, что все меняется: “Не очень-то нынче старших почитают... Я давно вижу: вам воли хочется. Ну что ж, дождетесь, поживете на воле, когда меня не будет...”
У Кабанихи нет никаких сомнений в правильности патриархальных порядков, но уверенности в их нерушимости тоже нет. Поэтому чем острее она чувствует, что люди живут не по-домостроевски, тем яростнее она пытается блюсти форму патриархальных отношений. Кабаниха выступает только за обряд, она пытается сохранить лишь форму, а не содержание патриархального мира. Если Кабаниха - это блюстительница патриархальной формы жизни, то Катерина - это дух этого мира, его светлая сторона.
По рассказам Катерины о прежней жизни мы видим, что она приходит из идеального патриархального домостроевского мира. Главный смысл ее прежнего мира — любовь всех ко всем, радость, восхищение жизнью. И прежде Катерина была частью именно такого мира, ей не нужно было противопоставлять себя ему: Она по-настоящему религиозна, связана с природой, с народными поверьями. Знания об окружающем она черпает из бесед со странницами. “Я жила, ни об чем не тужила, точно птичка на воле”, - вспоминает она. Но в итоге Катерина оказывается все-таки невольницей этого патриархального мира, его обычаев, традиций, представлений. За Катерину выбор уже сделали - выдали за безвольного, нелюбимого Тихона. Калиновский мир, его умирающий патриархальный уклад нарушил гармонию в душе героини. “Все как будто из-под неволи”,-передает она свое мироощущение. Катерина входит в семью Кабановых, готовая любить и почитать свекровь, ожидая, что ее муж будет ей опорой. Но Кабанихе вовсе не нужна любовь невестки, ей нужно лишь внешнее ^ выражение покорности: “Тебя не станет бояться, меня и подавно. Какой же порядок в доме будет? ”
Катерина понимает, что Тихон не соответствует ее идеалу мужа. Отношения между нею и мужем уже не домостроевские, ведь Тихону свойственна идея милосердия и прощения. А для Катерины эта черта по домостроевским законам является недостатком (Тихон — не муж, не глава семьи, не хозяин дома). Тем самым рушится ее уважение к мужу, надежда найти в нем опору и защиту.
Постепенно в душе Катерины зарождается новое чувство, которое выражается в желании любви. Но одновременно это чувство воспринимается Катериной как несмываемый грех: “Как, девушка, не бояться!.. Мне умереть не страшно, а как я подумаю, что вот вдруг я явлюсь перед богом такая, какая я здесь с тобой... Какой грех-то! Страшно вымолвить!” Катерина воспринимает свою любовь к Борису как нарушение правил “Домостроя”, нарушение тех моральных законов, в которых она воспитывалась. Измену мужу Катерина воспринимает как грех, в котором надо каяться “до гробовой доски”. Не прощая себя, Катерина не способна простить и другого за снисхождение к ней. “Ласка-то его мне хуже побоев”, - говорит она о простившем ее, готовом все забыть Тихоне. Трагический конфликт Катерины с самой собой неразрешим. Для ее религиозного сознания непереносима мысль о совершенном грехе. Чувствуя раздвоение своего внутреннего мира, героиня уже в первом действии говорит: “Я от тоски что-нибудь сделаю над собой!” Феклуша с россказнями о том, что “люди с песьими головами” получили свой облик в наказание за неверность, и старая барыня, предрекающая молодости и красоте “омут”, гром с неба и картина геенны огненной для Катерины означают чуть ли не страшные “последние времена”, “конец света”, “судилище Божье”.