Непосредственно к написанию романа “Война и мир” Толстой приступил в октябре 1863 года, а закончил его к декабрю 1869 года. Более шести лет писатель отдал “непрестанному и исключительному труду”, труду ежедневному, мучительно-радостному, требовавшему от него предельного напряжения духовных и физических сил.
Появление “Войны и мира” было поистине величайшим событием в развитии мировой литературы. Эпопея Толстого показала, что особенности национально-исторического развития русского народа, его историческое прошлое дают гениальному писателю возможность создания гигантских эпических композиций, подобных “Илиаде” Гомера. “Война и мир” свидетельствовала также о высоком уровне и глубине реалистического мастерства, достигнутых русской литературой всего за каких-нибудь тридцать лет после Пушкина.
До сих пор не прекращаются споры о том, как следует понимать вторую половину ставшего привычным заглавия, то есть какой смысл вложен в слово “мир”. Это слово употреблено в двояком его значении: во-первых, им обозначается обычная, невоенная жизнь людей, их судьбы в период между войнами, в мирных условиях быта; во-вторых, “мир” обозначает общность людей, основанную на близком сходстве или полном единстве их национальных или социальных чувств, стремлений, интересов. Но как бы то ни было, в заглавии “Война и мир” присутствует мысль о народном, общечеловеческом единении, братстве людей во имя противостояния войне как злу, идея отрицания вражды между людьми и народами.
“Война и мир” есть не роман в общепринятом понимании этого термина. Толстому тесно в определенных границах романа. Повествование в “Войне и мире” вышло за пределы романной формы и приблизилось к эпопее как наиболее высокой форме эпического повествования. Эпопея дает изображение народа в трудные для его существования периоды, когда великие события — трагические или героические — потрясают и приводят в движение все общество, страну, нацию. Несколько заостряя мысль, Белинский сказал, что “герой эпопеи есть сама жизнь, а не человек”.
Жанровое своеобразие и структурная особенность “Войны и мира” состоят в том, что это произведение соединило в себе черты и качества романа и эпопеи в их органическом сплаве, слитности. Это — романная эпопея или эпопейный роман, то есть одновременно и роман, и эпопея. Толстой изображает частную и народную жизнь, выдвигает проблему судеб человека и русского общества, государства, русской нации, всей России в ответственный момент их исторического бытия. Толстой “старался писать историю народа”, рисовал картину народной жизни в ее ратных и будничных проявлениях. Стремясь “захватить все”, что он знал и чувствовал, Толстой дал в “Войне и мире” как бы свод быта, нравов, духовной культуры, верований и идеалов народа в драматический период его истории — в дни Отечественной войны 1812 года.
Как в исторической науке, так и в художественной литературе тех лет широко обсуждалась тема национальной русской истории, причем острый интерес вызывал вопрос о роли народных масс и личности в истории. Заслуга Толстого как автора романа-эпопеи состоит в том, что он первый так глубоко раскрыл и так убедительно ярко осветил великую роль народных масс в исторических событиях начала XIX века, в жизни русского государства и общества, в духовном бытии русской нации. Понимание народа как решающей силы в битве с внешними врагами дало Толстому право сделать народ подлинным героем своей эпопеи. Он был убежден в том, что “причина нашего торжества была не случайна, но лежала в сущности характера русского народа и войска”.
Сам Толстой придавал большое значение сложившейся у него философии истории, развитой в “Войне и мире”. “Мысли эти — плод всей умственной работы моей жизни и составляют нераздельную часть того миросозерцания, которое (бог один знает!) какими трудами и страданиями выработалось во мне и дало мне совершенное спокойствие и счастье”, — писал Толстой по поводу философско-исторических глав “Войны и мира”. Основу этого миросозерцания составляла мысль о том, что ходом исторической жизни человечества управляют непостижимые законы, действие которых так же неумолимо, как и действие законов природы. История развивается независимо от воли и стремления отдельных личностей. Человек ставит перед собой определенные цели, к достижению которых направляет свою деятельность. Ему кажется, что и в определении целей, и в своих действиях он свободен. На самом деле он не только несвободен, но его действия, как правило, приводят совсем не к тем результатам, к каким он стремится. Из деятельности множества людей и складывается независимый от их индивидуальных целей и стремлений исторический процесс.
Толстому, в частности, было ясно, что в великих исторических событиях решающей силой являются народные массы. Такое понимание роли народных масс в истории и составляет субъективную основу того широкого эпического изображения исторического прошлого, которое дает “Война и мир”. Оно также облегчило Толстому художественное воссоздание образа самой народной массы при изображении ее участия в войне. В описаниях войны Толстой акцентирует внимание на глубин- ных национальных свойствах русского народа — несгибаемости его воли перед лицом самого страшного нашествия, патриотизме, готовности умереть, но не покориться завоевателю. Вместе с тем Толстой представляет нам и развернутые образы (Александра, Наполеона, Кутузова и других) исторических деятелей этой эпохи. Более того, именно образ Кутузова дал возможность Толстому практически зримо раскрыть народный характер Отечественной войны 1812 года. Великим историческим деятелем Кутузова делает Отечественная война и то доверие, которое оказали ему народ и армия. Эта глубокая и правильная мысль руководила Толстым при создании образа Кутузова в “Войне и мире”. Величие Кутузова-полководца Толстой прежде всего видит в единстве его духа с духом народа и армии, в понимании народного характера войны 1812 года и в том, что он воплощает в себе черты русского национального характера. В создании образа старого фельдмаршала Толстой, несомненно, принял во внимание пушкинскую характеристику: “Кутузов один облечен был в народную доверенность, которую он так чудно оправдал!”
Как в фокусе, он сосредоточивает в себе те настроения, которые были присущи и старому князю Болконскому, и князю Андрею, и Тимохину, и Денисову, и безымянным солдатам.