В одном из своих самых известных произведений - стихотворении “Смерть поэта”, написанного после трагической гибели А. С. Пушкина, - молодой поэт выступил как выразитель гнева народного, защитник славы народной и русской национальной культуры. Лирика Лермонтова, как писал Луначарский, — “это последнее эхо декабрьского восстания”. Его по праву можно назвать одним из основоположников реализма в русской литературе. Его лирика носит революционный характер, в ней выражен протест против самодержавия и рабства в лице крепостного права, в ней звучит презрение к современности, жажда борьбы, отчаяние от сознания одиночества. Стихи Лермонтова носят исповедальный характер.
Творчество М. Ю. Лермонтова разнообразно. Он затрагивает в нем разные темы: тема поколения, отрицания современной действительности, тема одиночества, любви, дружбы, родины и другие.
Одной из таких тем в лирике Лермонтова является тема поэта и поэзии. Поэт, образ которого возникает в лермонтовских стихотворениях, — это человек с твердой и страстной волей.
В стихотворении “Поэт” (“Когда Рафаэль вдохновенный”, 1828), одном из первых стихотворений Лермонтова, поэт сравнивается с художником, который, восхищенный своим искусством, “перед картиною упал”. Но вскоре этот порыв восхищения проходит, и художник о нем забывает. Лермонтов пытается понять сущность поэта и такого явления, как вдохновение:
Таков поэт: чуть мысль блеснет,
Как он пером своим прольет
Всю душу...
И вдруг хладеет жар ланит,
Его сердечные волненья
Все тише, и призрак бежит!
Лермонтов рисует образ поэта, который под властью вдохновенья “чарует свет” своими стихами, но, когда вдохновенье покидает его, он забывает этот “огонь небесный” и только хранит в себе “первые впечатления” о нем.
В стихотворении “Молитва” (“Не обвиняй меня, всесильный”), написанном в 1829 году, Лермонтов называет творчество “всесожигающим костром”, а “жажду песнопений” — “страшной”. Это существенно отличает его от поэтов прошлых лет, в особенности от Пушкина, для которого поэзия - дар, приходящий легко и естественно. Но Лермонтов - человек уже другой эпохи, он видит разъединение людей, а не их общность. Он видит, что люди изменились, что общество уже не то, и это нашло отражение в душах людей, в их жизненных потребностях. Лермонтов также замечал, что в сей век “позорно малодушных” людей поэт утратил свое истинное назначение, “на злато променяв ту власть, которой свет внимал в немом благоговенье”. Об этом он четко сказал в своем стихотворении “Поэт” (“Отделкой золотой блистает мой кинжал”) 1838 года. Автор использует символ-иносказание для сравнения поэта с грозным некогда оружием. Боевой кинжал был снят отважным казаком с убитого господина, затем стал предметом купли-продажи. В конце концов - это игрушка с золотой отделкой:
Теперь родных ножон, избитых на войне,
Лишен героя спутник бедный,
Игрушкой золотой он блещет на стене -
Увы, бесславный и безвредный!
Такой кинжал безвреден, но и бесславен. Автор пользуется положением бездейстия кинжала для сравнения его с поэтом:
В наш век изнеженный не так ли ты, поэт,
Свое утратил назначенье,
На злато променяв ту власть, которой свет
Внимал в немом благоговенье?
Поэт вспоминает славное прошлое, когда поэт достойно выполнял свою
миссию:
Бывало, мерный звук твоих могучих слов
Воспламенял бойца для битвы,
Он нужен был толпе, как чаша для сравнения его с поэтом:
В наш век изнеженный не так ли ты, поэт,
Свое утратил назначенье,
На злато променяв ту власть, которой свет
Внимал в немом благоговенье?
Поэт вспоминает славное прошлое, когда поэт достойно выполнял свою
миссию:
Бывало, мерный звук твоих могучих слов
Воспламенял бойца для битвы,
Он нужен был толпе, как чаша для пиров,
Как фимиам в часы молитвы.
Твой стих, как божий дух, носился над толпой
И, отзыв мыслей благородных,
Звучал, как колокол на башне вечевой
Во дни торжеств и бед народных. Лермонтов заканчивает стихотворение вопросом:
Проснешься ль ты опять, осмеянный пророк.
Иль никогда, на голос мщенья
Из золотых ножон не вырвешь свой клинок,
Покрытый ржавчиной презренья?..
Лермонтов обвиняет поэтов-современников, променявших высокое назначение поэта на обеспеченное, сытое существование. Он осознавал то печальное положение, в котором находились поэт и поэзия, и старался бороться за жизнь настоящего, подлинного искусства, а не заменять его пустой болтовней ради денег.
Художественное своеобразие стихотворения заключается в том, что поэт сравнивается с кинжалом - грозным оружием. В стихотворении много риторических вопросов, метафор (“покрытый ржавчиной презренья”), эпитетов (“осмеянный пророк”).
Для самого Лермонтова творчество — это спасительное освобождение от страданий, приход к вере, к гармонии. Он осознавал, что поэзия призвана объединять людей, сила заключенного в слове чувства — зов человечества к высшей духовности.
Из стихотворения “Есть речи - значенье...” (1840) мы понимаем, почему в Лермонтове побеждала вера в поэзию при всей мучительности творческого процесса. “Из пламя и света рожденное слово” вызывает не просто волнение, а страстное желание творчества, порыв броситься к нему навстречу:
Как полны их звуки
Безумством желанья!
В них слезы разлуки,
В них трепет свиданья.
Это творчество, вера в “слово”, помогают поэту сохранить веру в жизнь, в духовные, нравственные ценности и не пасть духом.
К сожалению, он чувствовал себя одиноким в своих убеждениях. В стихотворении “Журналист, читатель и писатель” (1840) Лермонтов показывает три разные точки зрения на проблемы современности. Для читателя творения писателей не представляют никакой духовной ценности, они обращают внимание на:
Во-первых, серая бумага,
Она, быть может, и чиста;
Да как-то страшно без перчаток...
Читаешь - сотни опечаток!
Для читателей скучен простой и гордый язык, их тешат глупые романы, блеск и обманы, читатель замечает: “В чернилах ваших, господа, И желчи едкой даже нету - А просто грязная вода”.
Журналист тоже ругает писателей, но у него, в основном, мелкие нападки: он говорит, что рад бы вовсе не браниться. Но в этом мире все опирается на деньги, и материальное благополучие для него важнее:
Приличье, вкус - все так условно;
А деньги все ведь платят ровно...
Поэтому журналист уговаривает сочинителя написать что-нибудь, чтобы было, что критиковать. Но писатель не хочет представить свои творения на суд читателя:
Но эти страшные творенья
Читает дома он один,
И ими после без зазренья
Он затопляет свой камин.