Любовная лирика — важная страница творчества любого поэта. В ней он открывает свою душу, говорит о самом сокровенном. В кризисном, катастрофическом XX столетии любовная лирика выражает безмерно усложнившиеся связи между людьми, утверждает ценность каждого мгновения человеческой жизни.

В творчестве А. Блока эта тема является одной из важнейших. В первой книге поэта — «Стихи о Прекрасной Даме», изданной в 1903 году, — дается романтическая трактовка любви как чувства, непостижимым образом помогающего соединить мир идеальный с миром реальным.

Любовь в «Стихах о Прекрасной Даме» направлена не на какой-то конкретный объект. Предмет любви — Вечная Жена, Дева Радужных Ворот, это воплощение идеальной сущности женской души. Поэтому любовь здесь — порыв, ожидание, неизвестность:


Жду я холодного дня,

Сумерек серых я жду.

Замерло сердце, звеня:

Ты говорила: «Приду...»


Вхожу я в темные храмы,

Совершаю бедный обряд,

Там жду я Прекрасной Дамы

В мерцании красных лампад...


Неизвестно, осуществится ли это ожидание, оно важно само по себе, как устремленность к идеальному.

Кроме того, любовь в лирике тома преображает реальный мир до неузнаваемости:


Пять изгибов сокровенных

Добрых линий на земле,

К ним причастные во мгле

Пять стенаний вдохновенных...


В этом четверостишии совершенно невозможно узнать пять линий Васильевского острова, по которым шла Любовь Дмитриевна Менделеева, как явствует из прозаического комментария к данному стихотворению. Зори, закаты, синева и лазурь — все оказывается преображенным чувством поэта.

Во втором томе блоковской лирики любовь становится иной. Перед нами — любовь-страсть, дитя «страшного мира». С одной стороны, это чувство взаимное, реализованное, соединившее двух людей:


И как, глядясь в живые струи,

Не увидать себя в венце?

Твои не вспомнить поцелуи

На запрокинутом лице?

И когда со мной встречаются

Неизбежные глаза, —

Глуби снежные вскрываются,

Приближаются уста...


С другой стороны, это чувство стихийное и темное, роковое, влекущее к гибели. Встреча с возлюбленной представляется фатальным событием, которого можно не желать, но которое не может не свершиться.

Я не открою тебе дверей.

Нет. Никогда.

И снежные брызги влача за собой,

Мы летим в миллионы бездн...


Полет, кружение, огонь — основные метафоры любви-страсти. В этой стихии полностью преображается душа лирического героя.

Новый этап развития темы любви — третий том блоковской лирики. Любовь в этом томе трагическая, потому что поэт явственно видит нестойкость этого чувства в подвижном

меняющемся мире. Любовь здесь — лишь воспоминание, яркость которого усиливается жгучим чувством утраты:


Приближается звук. И, покорна щемящему звуку,

Молодеет душа.

И во сне прижимаю к губам твою прежнюю руку —

Не дыша.

Снится — снова я мальчик, и снова любовник,

И овраг, и бурьян...


Но утрата принимается как неизбежность, точно также как и трагедия любви оказывается внутренне необходимой из-за духовного просветления, возникающего в результате переживания этой трагется внутренне необходимой из-за духовного просветления, возникающего в результате переживания этой трагедии.

Итак, тема любви эволюционирует вместе с миросозерцанием поэта. В развитии этой темы, как в зеркале, отразился духовный путь, пройденный поэтом. Этот путь вобрал в себя трагические противоречия эпохи, мощное