В этом рассказе Шолохов изобразил судьбу рядового советского человека, прошедшего войну, плен, испытавшего много боли, тягот, потерь, лишений, но не сломленного ими и сумевшего сохранить теплоту души.
Впервые мы встречаем главного героя Андрея Соколова у переправы. Представление о нем мы получаем через впечатление рассказчика. Соколов- высокий, сутуловатый мужчина, у него большие темные руки, глаза «словно присыпанные пеплом, наполненные такой неизбывной смертной тоской, что в них трудно смотреть». Жизнь оставило в его внешности глубокие и страшные следы. Но он говорит о своей жизни, что она была у него обыкновенная, хотя, как мы узнали позже, на самом деле она была полна ужасных потрясений. Но Андрей Соколов не считает, что Бог должен дать ему больше, чем другим.
А во время войны многих русских людей постигла такая же трагическая судьба. Андрей Соколов, словно ненароком, поведал случайному встречному горестную историю, которая произошла именно с ним, а перед нашими глазами встал обобщенный образ русского человека, наделенный чертами подлинной человечности и настоящего героизма.
Шолохов использовал здесь композицию «рассказ в рассказе». Соколов сам повествует о своей судьбе, этим писатель добивается того, что все звучит искренне и достоверно, и мы верим в реальное существование героя. Многое накопилось, наболело в его душе, и вот, встретив случайного слушателя, он поведал ему о всей своей жизни. Андрей Соколов прошел свой путь, как и многие советские люди: довелось ему и в Красной Армии послужить, и страшный голод, от которого умерли все его близкие, испытать, и на кулаков «поишачить». Потом он пошел на завод, стал рабочим.
Когда Соколов женился, в его жизни появилась светлая полоса. Его счастье было в семье. О жене Ирине он отзывался с любовью и нежностью. Она была умелой хранительницей домашнего очага, старалась создать в доме уют и теплую атмосферу, и это у неё получалось, за что муж ей был безмерно благодарен. Между ними было полное взаимопонимание. Андрей сознавал, что она тоже в жизни хлебнула много горя, для него в Ирине важна была не внешность; он видел её главное достоинство - прекрасную душу. А она, когда н приходил злой с работы, не озлоблялась в ответ, не отгораживалась от него колючей стеной, а стремилась снять напряжение лаской и любовью, понимая, что мужу приходиться много и тяжело работать, чтобы обеспечить им безбедное существование. Они создали друг для друга свой маленький мирок, куда она пыталась не пускать злобу внешнего мира, что ей удавалось, и они были счастливы вместе. Когда у них появились дети, Соколов откололся от товарищей с их пьянками, всю получку стал приносить домой. В этом проявилось его качество абсолютного отсутствия эгоизма по отношению к семье. Андрей Соколов нашел свое нехитрое счастье: жена- умница, дети- отличники, свой собственный домик, скромный достаток- это все, что ему было нужно. У Соколова очень простые запросы. Для него важны духовные ценности, а не материальные.
Но война разрушила его жизнь,какак и тысячи жизней других людей.
Андрей Соколов пошел на фронт выполнять свой гражданский долг. Тяжело ему казалось прощание с семьей. Сердце его жены предчувствовало, что эта разлука навсегда. Тогда он оттолкнул на мгновение, разозлился, посчитав, что она его «заживо хоронит», а вышло все наоборот: он вернулся, а семья погибла. Эта потеря для него - страшное горе, и сейчас он винит себя за каждую мелочь, вспоминает каждый свой шаг: не обидел ли чем-нибудь жену, не сделал ли когда-либо ошибки, где недодал тепла своим близким. И с невыразимой болью он говорит: «До самой смерти, до последнего моего часа, помирать буду, а не прощу себе, что тогда её оттолкнул!» Это потому, что нечего нельзя вернуть, ничего нельзя изменить, все самое дорогое утеряно навсегда. Но соколов несправедливо себя обвиняет, потому что он сделал все, что мог, чтобы вернуться живым, и честно выполнял этот долг.
Когда нужно было отвезти боеприпасы батарее, оказавшейся без снарядов под вражеским огнем, командир автороты спросил: «Проскочишь Соколов?» Но для него этот вопрос изначально был решенный: «А тут и спрашивать нечего было. Там товарищи мои, может погибают, а я тут чухаться буду?» ради товарищей он, не задумывался, готов подвергнуть себя любой опасности, даже пожертвовать собой: «какая же тут может быть осторожность, когда там ребята с пустыми руками воюют, когда дорога вся артогнём простреливается». И в его машину попал снаряд, и Соколов оказался пленником. Много боли, тягостей, унижений претерпел он в плену, но в любой ситуации он сохранял свое человеческое достоинство. Когда немец велел снять ему сапоги, то он протянул тому и портянки, чем поставил фашиста в глупое положение в глазах товарищей. И враги смеялись не над унижением русского солдата, а над своим же.
Это качество Соколова проявилось и в сцене в церкви, когда он услышал, что один из солдат угрожал молодому командиру его выдать. Соколову противна мысль, что русский человек способен на такое гнусное предательство. Андрей задушил негодяя, и ему стало так отвратительно, «будто он не человека, а какого-то гада душил». Соколов пытался бежать из плена, он во что бы то ни стало хотел вернуться к своим». Однако в первый раз ему это не удалось, его нашли с собаками, избили, истерзали и посадили в карцер на месяц. Но это его не сломило, мечта о побеге у него осталась. Его поддерживала мысль о том, что на Родине его ждут, и должны дождаться. В плену он переживал «нелюдские муки», как и тысячи других русских военнопленных. Их жестоко избивали, морили голодом, кормили так, что - бы только могли держаться на ногах, давили непосильной работой. Добивали и новости о немецких победах. Но и это не сломило несгибаемый дух русского солдата, вырвались из груди Соколова горькие слова протеста: «Им по четыре кубометра выработки надо, а на могилу каждому из нас и одного кубометра через глаза хватит». И какой-то подлец донес командиру лагеря об этом. Вызвали Соколова к лагерфюреру, а это означало растрел. Андрей шел и прощался с окружающим миром, но не себя жалел он в эти минуты, а жену Ирину и детей, однако прежде всего он думал о том, чтобы собраться с духом и бесстрашно глядеть в лицо смерти, не уронить чести русского солдата перед врагами.