Маяковский был не только поэтом-оратором, громогласным, жестким, прямолинейным, не только злым, негодующим на обывателей сатириком, но и тончайшим лириком. В его ранней поэзии есть стихотворение «Скрипка и немножко нервно», где рассказывается о ранимой и трепетной душе творца. Это произведение, написанное в тревожный год начала первой мировой войны, я очень люблю. Именно оно открыло мне совсем другого Маяковского, лирика прекрасного и чистого душой.
Название стихотворения немного странное, как, впрочем, часто бывает у этого поэта. Маяковский был истинным футуристом, его творчество надолго опередило свое время. Я бы сказал, не начало, а конец ХХ века чувствуется в нелогичности, некоторой сумбурности этого названия, которое зато очень точно определяет символическую тему стихотворения. Ведь в произведении действительно говорится о скрипке, а также о состоянии ее самой и лирического героя, которое «немножко нервно».
Я думаю, стихотворение было создано под впечатлением какого-нибудь концерта классической музыки. Скрипка солировала, а поэт внезапно услышал и увидел в ней что-то близкое себе. И получился очень трогательный монолог лирического героя, который начинается так:
Скрипка издергалась, упрашивая,
И вдруг разревелась
так по-детски,
что барабан не выдержал:
«Хорошо, хорошо, хорошо!»
А сам устал,
не дослушал скрипкиной речи,
шмыгнул на горящий Кузнецкий
и ушел.
Начало стихотворения такое же неожиданное, как и название. Еще у Тютчева было отсутствие всяких вступлений, которое критики назвали «фрагментарностью». Также и у Маяковского. Перед нами резко начинает вырисовываться яркий эпизод, выхваченный из оригинальной жизни героя-творца, за которым стоит сам автор. Начало стихотворения представляет собой соло скрипки. Вероятно, ее медленные протяжные звуки резко переходят в быстрые, высокие, напоминающие жалобный плач ребенка. Вот что скрывается за метафорами поэта. Монотонный глуховатый бой барабана слышится в повторе слова «хорошо». Благодаря звукописи Маяковского, мы слышим и понимаем каждый инструмент в этом оркестре. А вот метафора «горящий Кузнецкий» мне не совсем ясна. Предположу, что вечерний мост был сильно освещен фонарями и герою показалось, что именно туда «шмыгнул» как бы удаляющийся звук барабана.
Действие продолжает развиваться:
Оркестр чужо смотрел, как
выплакивалась скрипка
без слов,
без такта…
Мелодия не может быть «бестактной», дисгармоничной. Видимо, все дело здесь в том, что скрипку никто не хочет услышать и понять, она только раздражает оркестр.
«Дура,
плакса,
вытри!»
- кричит ей «меднорожий, потный» геликон. Надо заметить, эпитеты здесь также помогают очень точно изобразить инструменты.
Автор постоянно использует олицетворения, и весь оркестр у него состоит как бы из живых существ, которые смотрят, кричат, выплакиваются, устают, упрашивают, ревут. У каждого инструмента свой характер и судьба, но лирическому герою больше всех дорога скрипка, которую так жестоко обижают. Поэт в сильнейшем эмоциональном порыве бросается на защиту любимого существа:
я встал,
шатаясь полез через ноты,
сгибающиеся под ужасом пюпитры,
зачем-то крикнул:
«Боже!»,
Бросился на деревянную шею:
«Знаете что, скрипка?
Мы ужасно похожи:
я вот тоже
ору –
а доказать ничего не умею!»
Это своеобразная кульминация произве бросается на защиту любимого существа:
я встал,
шатаясь полез через ноты,
сгибающиеся под ужасом пюпитры,
зачем-то крикнул:
«Боже!»,
Бросился на деревянную шею:
«Знаете что, скрипка?
Мы ужасно похожи:
я вот тоже
ору –
а доказать ничего не умею!»
Это своеобразная кульминация произведения. Нежность героя поражает нас, да он и сам не ожидал от себя подобного. Чем же скрипка похожа на поэта? Видимо, ему также не хватает отзывчивости, чуткости и понимания публики, которая слушает его, но не слышит. А ведь творцу так важно, чтобы его мысли, идеи, мнения люди разделяли. Поэт - это духовный вождь. Люди должны верить ему и идти за ним. Если этого нет – нет и творца. Молодой Маяковский завоевывал любовь и признание публики тяжело. Об этом он и пишет в стихотворении: о своих неудачах, сомнениях, отчаянии и борьбе с трудностями. Конечно, это стихотворение не может звучать спокойно и быть таковым. Нервозность поэт передает прежде всего с помощью коротких, дробленых строк, порой в одно слово. Множество глаголов придает стихотворению динамичность и напряженность. Также нагнетает обстановку обилие восклицаний, экспрессивной лексики – «ору», «наплевать», «влип», «дура». Эпатажное поведение лирического героя преследует одну цель: это протест против равнодушия и бессердечной тупости. Общество глухо к непосредственной душе поэта. Однако он продолжает быть откровенным с публикой, надеясь, что когда-нибудь все изменится, и их отношения станут более гармоничными. А пока герой нашел лишь одну родственную душу, с которой теперь ни за что не расстанется:
«Знаете что, скрипка?
Давайте –
будем жить вместе!
А?»
Стихотворение заканчивается так же внезапно, как и началось, что лишний раз подчеркивает эмоциональность поэта. Он все сказал. Мы лишь добавим, что это произведение, посвященное теме творца и его миссии, раскрывает всю сложность взаимоотношений талантливой личности и толпы. Вот идея стихотворения.