Пьеса “Горе от ума” была написана в тот период, когда в литературе развивался романтизм и реализм. Грибоедов — писатель, заложивший основы новаторства в русской драматургии XIX века.
Несмотря на жесткие требования классицистических канонов — наличие 5-8 действующих лиц, в “Горе от ума”, по словам самого автора, “двадцать пять глупцов на одного здравомыслящего человека”.
В основу образной системы комедии положен реалистический принцип типизации. Так как в основе реализма лежит историзм, то в пьесе отражена эпоха, наступившая после войны 1812 года. Это было время зарождения и развертывания декабристского движения. Именно в это время сложилось в обществе два лагеря: лагерь передовой дворянской молодежи и консервативный лагерь крепостников.
Московское барство представляют в пьесе Фамусов и его окружение, а прогрессивное дворянство - Александр Андреевич Чацкий, подлинный выразитель декабристских идей и настроений в комедии. Таким образом, в “Горе от ума” находит место социальная и психологическая типизация героев.
Не, несмотря на типичность, все персонажи пьесы индивидуальны. Например Фамусов - он не только московский барин, отстаивающий патриархальные устои, но и любящий отец:
Уж об твоем ли не радели
Об воспитаньи! С колыбели!
Кроме того, Фамусов довольно легкомысленный барин, заигрывающий с горничной своей дочери:
Ведь экая шалунья ты, девчонка...
Ой! Зелье, баловница.
К тому же он обладает чувством юмора:
Дался им голос мой, и как себе исправно
Всем слышится и всех сзывает до зари!
Его дочь Софья способна на глубокое чувство (“Молчалин! Как во мне рассудок цел остался! Ведь знаете, как жизнь мне ваша дорога!”) и на подлость. Именно она пускает сплетню о сумасшествии Чацкого: “Он не
в своем уме!”
Таким образом, кроме характеров явно положительных или отрицательных, есть герои, оценка которых неоднозначна (Фамусов, Софья, Платон Михайлович Горич, бывший некогда другом Чацкого по военной службе, но превратившийся в “мужа-мальчика, мужа-слугу”). Для классицизма же было характерно четкое деление персонажей на положительные и отрицательные.
С точки зрения любовной интриги образная система “Горя от ума” в основном соответствует классицистической системе амплуа. Сюжет комедии основан на любовном треугольнике (Чацкий - Софья - Молчалин). Есть и отец девушки, который не догадывается о ее любви, есть и горничная, помогающая в устройстве любовных свиданий своей госпожи.
Но есть и отступления от традиций. Чацкий не совсем герой-любовник, так как терпит крах в любви:
Слепец! Я в ком искал награду всех трудов!
Спешил!.. летел!. дрожал!
Вот счастье, думал, близко.
Пред кем я давеча так страстно и так низко
Был расточитель нежных слов!
С другой стороны, Чацкий - герой-любовник и резонер одновременно, потому что многие его высказывания выражают мнение самого автора: Ах! Если рождены мы все перенимать, Хоть у китайцев бы нам несколько занять Премудрого у них незнанья иноземцев. Воскреснем ли когда от чужевластья мод?
Соперник Чацкого Молчалин не совсем подходит под определение “второй любовник”, ведь он удачлив в любви, но в то же время он и не первый любовник, так как далеко не идеален и изображен с негативной авторской оцене совсем подходит под определение “второй любовник”, ведь он удачлив в любви, но в то же время он и не первый любовник, так как далеко не идеален и изображен с негативной авторской оценкой. Софья тоже не является идеальной героиней.
Выходят за рамки амплуа и второстепенные персонажи. Лиза, горничная Софьи, не только субретка, но и своеобразный второй резонер: дает меткие характеристики действующим лицам, комментирует происходящие события:
Как все московские, ваш батюшка таков:
Желал бы зятя он с звездами да с чинами,
А при звездах не все богаты, между нами;
Ну, разумеется, к тому б
И деньги, чтоб пожить, чтоб мог давать он балы...
Фамусов - не только не знающий о любви дочери отец, но и идеолог “века минувшего”.
Таким образом, характеры не укладываются в рамки традиционных амплуа, они шире.
Кроме основного, есть также и комические любовные треугольники: Лиза - Молчалин - буфетчик Петруша и Лиза - Фамусов - Петруша.
С точки зрения общественного конфликта, система персонажей построена на антитезе “века нынешнего” и “века минувшего”. Чацкий, единственный из сценических персонажей, противопоставлен фамусовскому обществу. Само появление Александра Андреевича в этой атмосфере низкопоклонства, самодурства и раболепства делает его конфликт с “веком минувшим” неизбежным. Он обличает пороки и недостатки фамусовского общества и является идеологом “века нынешнего”.
Пародией на Чацкого является Репетилов, член “секретнейшего союза”, претендующий на звание идеолога своего круга:
Что бал? Братец, где мы всю ночь до бела дня
В приличьях скованы, не вырвемся из ига...
Образ Репетилова соотносится также с образом Молчалива. Алексей Степанович старается всем угождать, считает, что в “его лета не должно сметь свое суждение иметь”. Не доверяет своему мнению и Репетилов:
Частенько слушаю, не разжимая губ;
Мне не под силу, брат, и чувствую, что глуп.
Явным отражением образа Молчалина является всеобщий угодник Загорецкий:
Позвольте вам вручить, напрасно бы кто взялся
Другой вам услужить...
Загорецкий — истинный носитель таких черт, как угодничество и подхалимство.
С точки зрения речевой характеристики, все герои делятся на тех, кто говорит монологами (Чацкий, Фамусов, Репетилов), и тех, кто говорит репликами (все остальные).
Те, кто произносят монологи, являются идеологами (Фамусов и Чацкий) или им подражают (Репетилов). Идеологи не слушают друг друга, но и толпа их тоже не слышит.
Во время своего монолога о “французике из Бордо” Чацкий оглядывается и замечает: “все в вальсе кружатся с величайшим усердием. Старики разбрелись к карточным столам”.
Гости на балу составляют самостоятельную группу образов, без которых “галерея типов” фамусовской Москвы была бы неполной.
Свояченица Фамусова Хлестова - типичная московская барыня, “остаток Екатерининского века”. Шесть княжон и графиня-внучка представляют контингент невест, озабоченных поисками выгодных женихов. Князь Тугоуховский и его жена заняты поисками партий для своих дочерей. Загорецкий олицетворяет собой образ явного мошенника.