Среди прочитанных мною за последнее время книг я как наиболее яркую отметил бы трилогию М. Горького «Детст¬во», «В людях» и «Мои университеты». Меня глубоко взвол¬новала история детства Алеши Пешкова, мальчика, прошед¬шего через столько испытаний. Особенно мне запомнился образ его бабушки. Мне кажется, это один из самых возвы¬шенных женских образов русской литературы. Прочитав эту книгу, я лучше узнал о жизни людей в дореволюционной России. В «Детстве» Горький талантливо описывает детское видение мира, как будто он запомнил в точности все, что происходило с ним самим в детстве. Окружающий мир от¬крывается перед Алешей отдельными, малосвязанными сце¬нами, смысл и трагическое значение которых он еще не может определить и оценить. На маленького героя обруши¬ваются ужасные стечения обстоятельств: умирает его отец, и тут же, у гроба отца, лежит рожающая мать. Все это с пер¬вых страниц пронзило меня стихией страшной жизненной правды. Написано с такой достоверностью, что я нисколько не сомневался: эти факты действительно имели место в ре¬альной жизни. Наверное, эта правда жизни и привлекла мое внимание к книге Горького больше, чем жизнеописание дру¬гих авторов. Может быть, Горькому удается достичь такой мощной художественной силы в произведении, потому что он специально не привносит в образы и события взрослого понимания людей и своего личного житейского опыта. При всем этом в его повествовании я не мог обнаружить каких-либо литературных приемов. Примечательно, что после про¬чтения книги я многого не узнал о судьбе героя: почему ухудшается, например, состояние деда, куда время от време¬ни исчезает мать, почему вдруг приходится переезжать в другой дом. Из рассказов бабушки кое-что становится ясно, но многое остается как бы за кадром как для читателя, так и для самого героя. Но, как ни странно, такая ограничен¬ность изложения житейских фактов помогла мне лучше ви¬деть мир глазами героя.
Большое значение в жизни Алеши имели книги.

Я считаю, что у героя Горького можно учиться, как надо читать книги. Алеша сам научился отличать хорошую книгу от плохой по-вторным прочтением. Он тренировал свой ум, был независим от школьных авторитетов. Так он самостоятельно, без под¬сказки почувствовал, что Пушкин — гений: «Пушкин до того удивил меня простотой и музыкой стиха, что долгое время проза казалась мне неестественной и читать ее было неловко». Конечно, здесь Алеше прежде всего надо благода¬рить свою бабушку. Она привила ему поэтический вкус. Он с детских лет слушал ее песни и сказки. Бабушка показала Алеше красоту родного языка.
Принято считать, что сейчас на дворе не время книгочеев. Информацию поглощают в основном с экранов телевизоров и магнитофонных кассет. Но Аксакова, Бальзака, Сологуба, Буагобэ, Тютчева, Гонкура и других классиков, которых взахлеб читал горьковский герой, с кассет не считаешь. А это огромный пласт культуры.
Нравится мне в Алеше и то, что он читал книги целена¬правленно: Рокомболь учил его быть стойким, герои Дюма внушали желание посвятить жизнь какому-нибудь значи¬ть жизнь какому-нибудь значи¬тельному делу. Я лично не могу назвать другие произведе¬ния, в которых бы герой вот так, как Алеша, находился под влиянием прочитанных книг и которые бы так влияли на его судьбу и даже на судьбу окружающих Алешу людей. Напри¬мер, когда Алеше попадался «Демон» Лермонтова, он читал его вслух — и происходило настоящее чудо: в иконописной мастерской люди преображались, ходили потрясенные услы-шанным и даже тайком плакали. Воодушевленный Алеша устраивал всякие представления. Ему нравилось радовать людей. Он как бы сам преображался в героя книги, с горя¬чим стремлением делать добро людям.
Конечно, я понимаю, что герой Горького читает те книги, которые были характерны для того времени, отвечали вку¬сам тех, отдаленных от нас временем, читателей. Но это об¬стоятельство нисколько не делает Алешу далеко отстоящим от нас человеком.
Труд в описании Горького читатель ощущает почти фи¬зически. Обстоятельно и четко выписаны сцены труда в пе¬карне и в иконописной мастерской.
Трилогия Горького повествует прежде всего о том, как, несмотря на все обиды и разочарования, росла в Алеше Пеш¬кове любовь и вера в человека. Писатель провел своего героя через суровые испытания. Он стал понимать, что думы о жизни не менее тяжелы, чем сама жизнь. Но он от этой тя¬жести не отказывается. Путь Алеши полон множества за¬блуждений и ошибок. Он доживает до момента, когда вера покидает его и он готов покончить жизнь самоубийством. Но этим он только больше вызывает во мне симпатию, потому что находит в себе силы подняться и продолжать восхожде¬ние.
Кроме всего прочего книга открыла мне писателя с неизвестной стороны, и я не жалею, что прочел ее.