Доля ты! - русская, долюшка женская!
Вряд ли труднее сыскать.
Н.А.Некрасов

С ранних лет я полюбила поэзию Н.А.Некрасова. Он всю свою жизнь служил “великим целям века”. Его муза — родная сестра обездоленных. Особенно дороги мне стихи, посвященные безысходности доли русской женщины-крестьянки. Мне кажется, что это лучшие стихи поэта, говорящие о горькой, многострадальной судьбе женщины:

Не мудрено, что ты вянешь до времени,
Всевыносящего русского племени
Многострадальная мать!

Образ женщины, труженицы, “страдалицы, печалицы”, созданный поэтом, навсегда западает в душу. Женщина-крестьянка испытывала не только социальный гнет, но и бытовой. Вот как об этом пишет поэт в поэме “Мороз, Красный нос”:

Три тяжкие доли имела судьба,
И первая доля: с рабом повенчаться,
Вторая — быть матерью сына раба,
А третья — до гроба рабу подчиняться.

В галерее замечательных женских образов особое место занимает образ Матрены Тимофеевны — героини поэмы “Кому на Руси жить хорошо”.
Народная молва приводит крестьян-правдоискателей в село Клин. Здесь они надеются встретиться со счастливой крестьянкой. Матрена Тимофеевна сама рассказывает им о своей нелегкой жизни. Сколько же тяжелых страданий выпало на долю этой “счастливой женщины”! Но от всего ее облика исходит такая красота и сила, что нельзя не залюбоваться ею. Как напоминает она мне “тип величавой славянки”, о которой с восторгом писал поэт:

В беде не сробеет, — спасет:
Коня на скаку остановит,
В горящую избу войдет!

Естественная красота и физическая сила под стать ее духовной красоте.
Как быстро промелькнули счастливые годы детства и девичества. Матрене Тимофеевне, по ее словам, в девичестве повезло:

Мне счастье в девках встало:
У нас была хорошая,
Непьющая семья.

Заботой и лаской окружила семья любимую дочурку. Однако пора безмятежного детства быстро миновала. На “седьмом годку”", рассказывает Матрена Тимофеевна, “за бурушкой сама... в стадо бегала, отцу носила завтракать, утяточек пасла”. Так она “привыкла” к делу, что всю дальнейшую жизнь трудилась, не покладая рук.
Но физический труд не приносил Матрене Тимофеевне огорчений. Самое страшное — это духовное рабство. Матрена Тимофеевна, наработавшись в поле, вымоется в баньке и готова петь плясать:

И добрая работница,
И петь-плясать охотница
Я смолоду была.

Но как мало светлых моментов в ее жизни! Один из них помолвка о любимым Филиппушкой. Всю ночь не спала Матрена, думая о предстоящем замужестве: ее страшило “подневолье”. И все-таки любовь оказалась сильнее опасений попасть в рабство. А потом, после замужества, она попала “с девичьей ходи в ад”. “Изнурительная работа”, “обиды смертные”, тяжелые несчастья с детьми, разлука с мужем, которого незаконно забрали в рекруты, и многие другие невзгоды — таков горький жизненный путь Матрены Тимофеевны. С болью говорит она о том, что в ней:

Нет косточки не ломаной,
Нет жилочки нетянутой.

Я поражаюсь той стойкости, тому мужеству, с которым выносила замечательная женщина страдания, не склонив своей гордой головыносила замечательная женщина страдания, не склонив своей гордой головы. Сердце обливается кровью, когда читаешь строки поэмы о безутешном горе матери, потерявшей своего сына-первенца Демушку:

Я клубышком каталася,
Я червышком саивалася,
Звала, будила Демушку —
Да поздно было звать!..

Рассудок готов помутиться от страшного несчастья. Но огромная душевная сила помогает Матрене Тимофеевне выстоять, вновь вернуться к жизни и активно бороться со всеми житейскими невзгодами. Своим врагам, становому и лекарю, терзающим “тело белое” ее сына, она шлет гневные проклятья: “Злодеи! Палачи!” Матрена Тимофеевна хочет найти на них управу, но ей не советуют односельчане вступать с ними в борьбу: “Высоко бог, далеко царь... Нам правды не найти”. Когда же со вторым ее сыном случается несчастье, она решительно сбивает с ног старосту Силантия, спасая Федотушку от наказания.
Матрена Тимофеевна готова выдержать любые испытания, нечеловеческие муки, чтобы отстоять своих детей, мужа от житейских бед. Какая огромная сила воли должна быть у женщины, чтобы отправиться одной в морозную зимнюю ночь за десятки верст в губернский город в поисках правды. “Всю ночь я шла, не встретила живой души”, — рассказывает Матрена Тимофеевна странникам.
Безгранична ее любовь к мужу, выдержавшая такое суровое испытание. Губернаторша, пораженная ее самоотверженным поступком, оказала “великую милость”:

Послали в Клин нарочного,

Всю истину доведали —
Филиппушку спасли.


Чувство собственного достоинства, которое проявилось у Матрены Тимофеевны в девичьи годы, помогает ей идти величаво по жизни. Это чувство ограждает ее от наглых притязаний Ситникова, стремящегося сделать ее любовницей своей.
Тучней сгущается в ее душе гнев против поработителей. Она готова им мстить за свои обиды.

Я потупленную голову,
Сердце гневное ношу!

говорит она. Когда дедушка Савелий учит любимую внучку терпеть, заявляя, что богатырство мужика в его выносливости, Матрена Тимофеевна с иронией замечает:

Ты шутишь шутки, дедушка! —
Такого-то богатыря могучего,
Чай, мыши заедят!

Огромная внутренняя сила, ненависть к угнетателям и способность протестовать — это те замечательные качества, которые выгодно отличают Матрену Тимофеевну. Образ Матрены Тимофеевны очень близок, понятен и дорог мне. Люди, подобные ей, свидетельствовали о том, какая богатырская, несокрушимая сила сокрыта в народной душе. Поэт верит в то, что

Сила народная,
Сила могучая —
Совесть спокойная, Правда живучая!

Некрасов убежден в могучей нравственной силе народа. Верит в то, что “ключи от счастья женского”, “заброшенные и потерянные у бога самого” найдутся. Эта вера оказалась пророческой. Наш народ, как и мечтал поэт, вышел на “широкую и ясную” дорогу жизни. Прав был поэт, утверждая, что “народу русскому пределы не нужны”.