Велико и прекрасно поэтическое наследие Пушкина, и одно из центральных, если не самое главное, мест занимает в нем роман в стихах “Евгений Онегин”. Особое значение романа для нас состоит в том, что поэт дал в нем сконцентрированное описание всех сторон русской действительности того времени. “В своей поэме он умел коснуться так многого, намекнуть о столь многом, что принадлежит исключительно к миру русской природы, к миру русского общества! “Онегин” можно назвать энциклопедией русской жизни и в высшей степени народным произведением”,— писал Белинский.

Как полно и вместе с тем художественно обрисован светский Петербург и Петербург трудовой, ярко предстает патриархально-дворянская Москва, поместная деревня и панорама всей Руси: “селенья, грады и моря”, общественная жизнь и частный семейный быт, театры, балы, народные святочные гаданья, работа крепостных девушек в саду помещичьей усадьбы, кутящая “золотая” молодежь в модном столичном ресторане и крестьянин, едущий на дровнях по первому снегу, прекрасные пейзажи времен года и многое, многое другое.

Ничего, хоть сколько-нибудь подобного такому широчайшему охвату всех сторон русской жизни не было еще ни в одном произведении русской литературы до Пушкина.

“Евгений Онегин” — роман о пушкинском сегодняшнем дне, о людях пушкинского поколения и их судьбах. В образе Евгения Онегина наиболее полно отразились черты, которые являлись отличительными для молодежи начала XIX века.

В светской обстановке постоянного лицемерия, неверной дружбы и игры в любовь, где жизнь “однообразна и пестра, и завтра то же, что вчера”, не могли быть счастливы люди с совестью и острым умом. Разочарование толкает Онегина на бегство в деревню, подальше от светской суеты, к “уединенным полям, прохладе сумрачной дубравы, журчанью тихого ручья”, но и здесь он не находит дела, способного увлечь его, и очень скоро убеждается,

“Что и в деревне скука та же,

Хоть нет ни улиц, ни дворцов,

Ни карт, ни балов, ни стихов”.

Другой представитель молодежи начала XIX века — Владимир Ленский. Пылкий и восторженный романтизм Ленского — явление в своем роде не менее характерное для передовой молодежи пушкинского времени, чем охлаждение и скептицизм Онегина. “Возвышенные чувства” и “девственные мечты” Ленского, его наивная вера в мир совершенства — результат полной оторванности от реальной русской действительности, к встрече с которой Владимир был совершенно не приспособлен, за что и поплатился жизнью.

Однако Россия — это не только две столицы, и поэта не может удовлетворить показ лишь светского дворянства. Он ведет нас в провинцию и рисует широкую панораму российской помещичьей жизни. Но и это, в основном, затхлое болото, как, например, доставшееся Евгению по наследству родовое гнездо,

“Где деревенский старожил

Лет сорок с ключницей бранился,

В окно смотрел и мух давил”.

Даже в семье Лариных, которую Пушкин описывает с определенной симпатией, ощущается та же затхлая атмосфера. Сам бригадир Дмитрий Ларин “...был добрый малый,

В прошедшемалый,

В прошедшем веке запоздалый;

Но в книгах не видал вреда;

Он, не читая никогда,

Их почитал пустой игрушкой...”

Что же вызывает тогда сочувствие и даже симпатию Пушкина к такой заурядной мелкопоместной дворянской семье? Ответ один: ее патриархальные порядки и быт тесно связаны с образом жизни народа. Сам Пушкин, истинно народный поэт, относится ко всему народному с глубокой любовью и нежностью. Вот почему семья Лариных, где с благоговением предавались “привычкам милой старины”, идеализирована в романе. Однако, оставаясь поэтом-реалистом, автор рисует не только лирический среднерусский пейзаж, не только поэтические картины из крестьянской жизни: гадания в полночь на женихов, народные песни, но и ее тяготы: девушек, которых заставляют петь эти песни, чтобы, не дай Бог, при сборе ягод не полакомились ими, прошедшую жизнь старой няни Татьяны, которая и “не слыхала про любовь” и была выдана замуж в тринадцать лет. Все это дает нам довольно яркое и живое представление об истинном положении народа.

Эту же свою привязанность ко всему народному, к русскому Пушкин переносит и на Татьяну, свой самый любимый женский образ, в чем неоднократно и сам признается. Любит он ее за близость к простому народу, за русскую душу, за национальную гордость. Пушкин вывел в образе Татьяны идеал русской женщины, в которой “все тихо, просто”, женщины с чувствительной душой и горячим любящим сердцем. Татьяна необычна в дворянской среде, и все же это типичный образ, так как она — человек русский всем своим существом. Это и отличает ее от Онегина и Ленского, давая ей большие преимущества перед ними. “...У ней и в отчаянии, и в страдальческом сознании, что погибла ее жизнь, все-таки есть нечто твердое и незыблемое, на что опирается ее душа. Это ее воспоминания детства, воспоминания родины, деревенской глуши... И этого не мало... Тут соприкосновение с родиной, с родным народом”.

Прослеживая жизненный путь своей героини, Пушкин вновь возвращает нас во вторую столицу России, в Москву, на рауты, в салоны величавых дворцов, к обществу, где порядочным человеком считается тот,

“Кто в двадцать лет был франт иль хват,

А в тридцать выгодно женат;

Кто в пятьдесят освободился

От частных и других долгов,

Кто славы, денег и чинов

Спокойно в очередь добился”.

И вновь встают перед читателем картины жизни “светской черни”, тонко подмеченные и выведенные Пушкиным в романе.

Однако, говоря о “Евгении Онегине” как о романе-энциклопедии, где отразились все характерные черты жизни России начала XIX века, нельзя не вспомнить о X главе произведения, в которой дана широкая панорама политической жизни страны того времени и которую Пушкин не смог опубликовать и даже был вынужден зашифровать ее по политическим и цензурным соображениям. Как можно было напечатать в России стихи, где с презрением показан и едко высмеян сам государь-император?

“Властитель слабый и лукавый,

Плешивый щеголь, враг труда,

Нечаянно пригретый славой,

Над нами царствовал тогда”.