За многолетнюю историю своего существования литература накопила богатый арсенал разнообразных приемов, с помощью которых создается художественный образ. Одним из важнейших средств характеристики героя является его портрет. Внешний облик создает первое впечатление о персонаже и становится ступенью на пути постижения внутреннего мира человека. Культура портретных характерна тик складывалась постепенно и имела прямую связь с непосредственными оценками автора. Наиболее ярко это проявляется в фольклоре: положительные герои сказок всегдаослепительно красивы. Фантастическая красота добра в устном народном творчестве контрастирует с гиперболизированным уродством зла.
На ранних этапах развития литературы портреты изобилуют метафорами, сравнениями, яркими эпитетами. Несмотря на свою красочность, подобная портретная живопись не являлась точным отражением индивидуальных особенностей персонажа. Такая ситуация сохранялась в литературе вплоть до XIX века. Романтики отказались от всех предшествующих эстетических норм, но не смогли долго оставаться независимыми. Их портреты постепенно стали канонизированными: у романтического героя обязательно должен быть “взор беспокойный и угрюмый”, “в чертах суровость и тоска”.
Только реалистический портрет стал индивидуализированным, в нем словесная живопись дополнилась анализом, передающим сложность и многоплановость, в котором воплотилось своеобразие натуры. Прекрасную портретную галерею создали русские писатели XIX века. Каждый из них дополнил уже известные приемы своими находками в области литературного портрета.
Одним из первых развернутую аналитическую характеристику внешности героя предложил М. Ю. Лермонтов в романе “Герой нашего времени”. В этом произведении все художественные средства подчинены главной цели автора — увидеть героя глазами различных персонажей, постепенно приблизить читателя к разгадке тайны личности Печорина, характер которого из развивается, а раскрывается. Важную роль в реализации замысла писателя играет психологический портрет героя, помещенный в новелле “Максим Максимыч”. Внешний облик Печорина несет на себе печать сложной внутренней организации. Глядя на героя, читатель многое начинает понимать в его характере. Портрет свидетельствует об усталости и холодности Печорина. Григорий Александрович сохраняет утонченность и изысканность, присущие человеку аристократического круга, но они не спасают его от равнодушия к жизни. Самое сильное воздействие на рассказчика оказывают глаза героя: “... они не смеялись, когда он смеялся!.. Это признак — или злого нрава, или глубокой постоянной грусти. Из-за полуопущенных ресниц они сияли каким-то фосфорическим блеском... То не было отражение жара душевного или играющего воображения: то был блеск, подобный блеску гладкой стали, ослепительный, но холодный...” Каждая черточка лица Печорина сопровождается подобным авторским комментарием. Писатель показывает, что его герой — человек, в душе которого погас огонь желаний. Чувства покинули лицо, оставив на нем свои следы и впечатление не растраченных до конца сил, которые уже не рады и впечатление не растраченных до конца сил, которые уже не радуют Печорина. Он безразличен к своей судьбе, к своему прошлому.
Позднее, в творчестве Н. В. Гоголя, И. С. Тургенева, Ф. М. Достоевского, Л. Н. Толстого на смену развернутым характеристикам внешности пришли портреты, отмечающие какую-то одну, но очень важную в смысловом отношении деталь. Например, в портрете гоголевского Акакия Акакиевича главной чертой оказывается совершенная безликость, всеми способами подчеркнутая писателем.
И. С. Тургеневу достаточно упомянуть об “обнаженной красной руке” Базарова, и читатель сразу понимает, что перед ним человек, не боящийся никакого труда. “Длинный балахон с кистями”, “висячие бакенбарды песочного цвета” — все эти детали показывают, что даже во внешнем облике героя содержится плохо скрываемый вызов “феодалам”, в дом которых он едет. Сразу становится понятно, что в семье Кирсановых Евгений будет чужаком. Демократической внешности Базарова противопоставлен изысканный портрет Павла Петровича: “... Лицо его, желчное, но без морщин, необыкновенно правильное и чистое, словно выведенное тонким и легким резцом, являло следы красоты замечательной; особенно хороши были светлые, черные, продолговатые глаза...” Не случайно обращает внимание И. С. Тургенев на руку Кирсанова, красивую, ухоженную, “с длинными розовыми ногтями”. Портретные детали, отмеченные в облике Базарова и Павла Петровича, не оставляют у читателя сомнений, что между двумя представителями различных сторон русской жизни неизбежно столкновение. При описании Одинцовой автор тонко подметил индивидуальные особенности героини: удивительную красоту, но спокойное равнодушие и желание оградить себя от сильных потрясений и тяжких дум. Глаза Анны Сергеевны глядели “спокойно и умно, именно спокойно, а не задумчиво”.
Огромнее значение внешности героя придавал Ф. М. Достоевский. Раскрывая внутренний мир своих персонажей, писатель стремился показать столкновение противоборствующих сил, непрестанную борьбу между сознанием и подсознанием, намерением и осуществлением этого намерения. Герои его произведений не просто переживают, они мучительно страдают. Стремясь к глубокой психологической мотивировке персонажа, Ф. М. Достоевский подчиняет этой задаче и портретную характеристику. Так, в романе “Преступление и наказание” писатель дважды прибегает к описанию внешности своих героев. На первых страницах книги он как бы мельком говорит о Раскольникове: “Кстати, он был замечательно хорош собою, с прекрасными темными глазами, темно-рус, ростом выше среднего, тонок и строен”. Позднее о герое сказано так: “... Раскольников ... был очень бледен, рассеян и угрюм. Снаружи он походил как бы на раненого человека или вытершшвающего какую-нибудь сильную физическую боль: брови его были сдвинуты, губы сжаты, взгляд воспаленный”. Раскольников перегнивает сложную идейную катастрофу, которая изменяет его нравственную сущность, что отражается на внешнем облике. Герой Ф. М. Достоевского по природе своей был привлекателен, в другой обстановке его внутренние качества прекрасно гармонировали бы с его внешностью.