В русской литературе существовало немало писателей, которые исследовали в своих произведениях проблему формирования личности человека. Она всегда представляла особый интерес для русских писателей.
Одним из таких писателей, посвятивших проблеме личности человека большинство своих творений, был Антон Павлович Чехов. Этот незаурядный человек всегда хотел видеть людей простыми, искренними, добрыми; всю жизнь .Чехов считал своими врагами пошлость, лицемерие, корысть. В людях он всегда осуждал бездуховность, мелочность. Современники Антона Павловича отмечали в нем внутреннюю свободу как наиболее яркий признак его характера. Горький говорил, что Чехов — единственный из действительно свободных людей, которых он когда-либо знал. Будучи врагом грубости, бездуховности, Чехов прошел путь самосовершенствования и самовоспитания, искореняя в себе недостатки. Все творчество Антона Павловича — призыв к духовному освобождению и раскрепощению человека.
В своих произведениях Чехов продолжил традиционную для классической русской литературы тему “маленького человека”. Но если писатели, предшественники Чехова, изображали своих героев — “маленьких людей” — с некоторым сочувствием, состраданием, то в большинстве рассказов Антона Павловича ничего подобного не было. В 80-е годы, когда казенные отношения между людьми пропитали все слои общества, “маленький человек” превратился в мелкого человека, утратил свойственные ему гуманные качества.
В рассказах 80-х годов, таких, как “Толстый и тонкий”, “Смерть чиновника” и многих других, чувствуется осуждение, некоторая неприязнь автора к героям. Чехов обличает чинопочитание “тонкого”, пресмыкающегося перед “толстым”. В рассказе “Смерть чиновника” мелкий чиновник Иван Дмитрич Червяков, находясь в театре, нечаянно чихнул и обрызгал лысину сидевшего впереди генерала Бризжалова. Несчастный Иван Дмитрич тяжело переживает это происшествие, несколько раз пытается извиниться перед генералом, но тот даже не обращает на него никакого внимания. И в конце концов после того, как взбешенный надоедливым чиновником Бризжалов рявкнул на него, Червяков, еле доползший до дома, внезапно умирает. Но этот герой не вызывает никакого сочувствия ни у автора, ни у читателя. Писатель, изображая смертельный испуг Червякова, отмечает, что “в животе” у чиновника “что-то оборвалось”: именно в животе, подчеркивает автор, а не в душе, как у нормального человека. Чехов показывает, что умирает как бы не человек, а некое бездушное, безликое существо. Но автор осуждает в рассказе не только самого бесхарактерного героя, не имеющего чувства собственного достоинства, но и общество, в котором существует этот герой. Ведь именно под влиянием окружающей среды человек, даже имеющий какие-то положительные задатки личности, может потерять свои душевные качества и опуститься до уровня такого мелкого существа, как Червяков. Чехов показывает это во многих своих произведениях. Эту проблему писатель рассматривает и в рассказе “Ионыч”. В нем достаточно глубоко раскрывается тема личности на примере главного героя — Дмитрия Ионычности на примере главного героя — Дмитрия Ионыча Старцева. В этом рассказе прекрасно показано, как постепенно молодой врач Старцев, человек с хорошими задатками, превратился в того “Ионыча”, того сухого эгоиста и человека наживы, каким мы его видим в конце рассказа.
Мы встречаем доктора Старцева полным жизненных сил и энергии, способным действовать и чувствовать. Это интеллигентный, умный человек, стремящийся приносить пользу обществу. Он лечит людей, делая это вполне бескорыстно.
Спустя четыре года мы встречаем героя уже несколько пополневшим и ожиревшим. Он уже неохотно ходил пешком, уже спешно, подчеркивает автор, принимал больных у себя в Дялиже. Еще через несколько лет он становится пухлым, красным; у него в городе громадная практика. С годами у него появляется пристрастие к деньгам, он лечит людей уже не из добрых побуждений, а уже ради наживы и выгоды. Автор также отмечает, что со временем в душе героя постепенно гаснет когда-то вспыхнувший огонек. Чехов показывает посте пенную утрату истинных человеческих качеств у Старцева. С годами герой нравственно опустился, у него нет больше ни любви, ни уважения к людям. Этот человек теперь живет только ради денег, ему даже все равно, с кого их брать. Изображая Старцева, Чехов сравнивает его с языческим богом, автор показывает, насколько опустился и очерствел этот человек. Но также Чехов отмечает, что с потерей души, а также с потерей уважения к людям Старцев теряет последнее, что у него осталось, — имя. Это уже не интеллигентный земский врач Дмитрий Ионыч Старцев, а просто “Ионыч”. С именем уходит и душа этого человека, он превращается в заурядного стяжателя, в обыкновенного обывателя.
И снова писатель отмечает, что произошло это по вине не только героя, но и общества, поглотившего его. Да, автор обличает среду, убивающую в человеке все его лучшие духовные начала, но снова не чувствуется сострадания автора своему герою. Чехов считает, что человек способен сам противостоять влиянию общества, если человек духовно силен и внутренне независим. Писатель считает, что каждый уважающий себя человек в состоянии дать отпор общественному влиянию.
В других произведениях Чехова поднята та же тема. “Маленькая Трилогия” (серия рассказов, объединенных по своей идее) посвящена некоторым проблемам общества того времени. В первом рассказе — “Человек в футляре” — показано футлярное существование человека, добровольно изолировавшего себя от общества. Главный герой, учитель Беликов, живет в постоянном страхе. Он болезненно слаб, боится не только посторонних людей, но и даже своего слугу Афанасия. Всякого рода нарушения, уклонения, отступления от правил приводили его в уныние. Он осторожен, мнителен, всегда боялся, “как бы чего не вышло”. Этот человек даже в сухую погоду выходит на улицу в калошах, обязательно в теплом пальто, уши его всегда заложены ватой, все вещи его находятся в чехлах... Словом, Беликов создал себе два футляра: один — внешний, видимый, другой — внутренний, моральный. Автор таким образом показывает читателю сущность своего героя: желание спрятаться от жизни, паническую боязнь перемен, пребывание в постоянном страхе, нерешительность.