Автор романа «Война и мир» предстает в своем повествовании как художник, мыслитель, историк и проповедник, как представитель дворянского сословия и как истинно русский человек, духовно связанный с традиционными ценностями своего народа.
С точки зрения Толстого-философа, природа олицетворяет собой величие и вечное обновление жизни, благие начала бытия, поэтому становится, по воле автора, свидетелем и участником духовного поиска героев. Так, природа помогает Болконскому переосмыслить свою жизнь или даже круто изменить се, становится толчком к его духовному исцелению в кризисные моменты его жизни.
Раненный под Аустерлицем князь Андрей видит над собой «высокое небо, не ясное, но все-таки неизмеримо высокое, с тихо ползущими по нему серыми облаками». И воинский подвиг, который Болконский только что совершил, и продолжающийся рядом бой, и даже боль от ранения отступают в сознании героя на второй план. Он переживает минуты беспредельной внутренней гармонии, его душе открываются какие-то очень простые, по, прежде непонятные истины: «Как же я не видал прежде этого высокого неба? И как я счастлив, что узнал его, наконец. Да! все пустое, все обман, кроме этого бесконечного неба».
После ранения и смерти жены Болконский долгое время находится в состоянии внутреннего оцепенения, ни о чем не мечтает, ничего не ждет от жизни. По пути в Отрадное он видит «огромный, в два обхвата дуб, с обломанными... суками и с обломанной корой, заросшей старыми болячками», стоящий «сердитым и презрительным уродом» между других деревьев. Автор описывает старое дерево глазами князя Андрея: герой видит в дубе олицетворение собственной души. Дуб как будто говорит: «Нет пи весны, ни солнца, ни счастья», - и в голове героя проносятся печальные мысли: ой намерен «доживать свою жизнь, не делая зла, не тревожась и ничего не желая».
В Отрадном Болконский впервые встречает Наташу, а ночью, раскрыв окно, становится невольным свидетелем се разговора с Соней. Таинственная и полная жизни красота ночной природы вызывает в девушке всплеск эмоций, будит ее воображение («Так бы вот села на корточки... и полетела»). Она пытается растормошить свою прозаическую подругу, объяснить ей невыразимую прелесть злой чудесной ночи, но Соня отвечает «неохотно». Зато в душе князя Андрея поднимается «неожиданная путаница молодых мыслей и надежд».
Возвращаясь из Отрадного, Андрей вновь встречает дуб, который «так странно и памятно поразил его», но в этот раз старое дерево как будто предстает перед ним в ином своем обличье: «Старый дуб, весь преображенный, раскинувшись шатром сочной, темной зелени, млел, чуть колыхаясь в лучах вечернего солнца. Ни корявых пальцев, пи болячек, пи старого горя и недоверия - ничего не было видно. Сквозь столетнюю жесткую кору пробились без сучков сочные, молодые листья...», и князь Андрей вдруг обнаруживает в себе желание жить с другими и для других, понимает, что «жизнь не копчена в тридцать один год».
В «Войне и мире» пейзаж показан и в русле пушкинской традиции - с точки зрения помещика, быт которого скрашивают традиционные развлечения па лония помещика, быт которого скрашивают традиционные развлечения па лоне природы. Перед охотой на волка Николай Ростов «увидел такое утро, лучше которого ничего не могло быть для охоты: как будто небо таяло и без ветра спускалось на землю. Единственное движение, которое было в воздухе, было тихое движение сверху вниз спускающихся микроскопических капель мги или тумана. На оголившихся ветвях сада висели прозрачные капли... Земля... сливалась с тусклым и влажным покровом тумана».
Освещая исторические события, повлиявшие па ход мировой истории, Толстой прибегает к образам природы с тем, чтобы осознать смысл и масштабы происходящего, дать ему нравственную оценку. Панорама, увиденная Пьером в утро перед сражением, и описание Бородинского ноля после битвы оцениваются Толстым с позиций историка-летописца, философа, патриота.
Толстой изображает пейзаж под таким углом зрения, чтобы натолкнуть читателя па философские выводы о сущности войны как таковой. Писатель был убежденным противником войны, видя в ней бессмысленное и жестокое насилие над естественным ходом истории. Пейзаж в романе призван подтвердить справедливость этой позиции.
Поднявшись на курган, Пьер замирает от восхищения: «Дальние леса, заканчивающие панораму, точно высеченные из какого-то драгоценного желто-зеленого камня, виднелись своей изогнутой чертой вершин на горизонте...» В результате сражения мирный, приветливый, многоцветный пейзаж сменяется тусклой, безрадостной картиной. После битвы луга и ноля, «на которых сотни лет сбирали урожаи и пасли скот, крестьяне», пропитаны кровью и смертью.
Изображение лунной ночи в Отрадном, неба Аустерлица и Бородинского ноля, картины охоты и описание старого дуба - Классические, непревзойденные образцы пейзажной живописи, которые ставят имя Толстого в один ряд с именами великих русских мастеров пейзажа.