Варвара Андреевна Корейш была дочерью воинского начальника в Казани Андрея Петровича Корейша. Чувство Сергея Николаевича Толстого (брата Л. Н. Толстого) к этой девушке угасло после того, как он, весело танцевавший с ней на балу мазурку, на другое утро увидел, как ее отец распоряжался наказанием через строй бежавшего из казармы солдата. Случай этот стал тогда же известен Льву Николаевичу, который через пятьдесят с лишним лет воспользовался им для своего рассказа «После бала».

Повествование ведется от лица Ивана Васильевича, пожилого человека, который вспоминает свое прошлое. Из короткого вступления мы узнаем, что этот человек пользуется уважением, к его мнению прислушиваются, что он, по-видимому, обладает богатым жизненным опытом. «Сколько бы человек никуда не годились, кабы вас не было», — замечает один из собеседников. И благодаря таким замечаниям возникает доверие к герою. А его обещание рассказать об одном утре, от которого «переменилась вся его жизнь», заставляет внимательно и с интересом следить за дальнейшим повествованием.

Мы окунаемся в эпоху сороковых годов XIX столетия. Сначала нас зачаровывает атмосфера великолепного бала: «зала прекрасная с хорами, музыканты — знаменитые в то время крепостные помещика-любителя, буфет великолепный и разливанное море шампанского», хозяин — добродушный старичок, богач-хлебосол, такая же добродушная жена его, «в бархатном пюсовом платье, в брильянтовой фероньерке». Мимо проплывают пары. Бесконечные вальсы, кадрили, польки. Наш герой очарован красотой Вареньки Б..., любуется ее стройной фигурой в белом платье с розовым поясом, зарумянившимся с ямочками лицом, ласковыми, милыми глазами. Он влюблен. Он «не только весел и доволен», но «счастлив, блажен... добр», словно «какое-то неземное существо, не знающее зла и способное на одно добро». Свою любовь к Вареньке молодой человек переносит и на окружающих. Он «обнимал в то время весь мир своей любовью» и с восторженным умилением любовался танцующей парой: отец-полковник пригласил Вареньку на мазурку, и ее грациозная фигурка «плыла около него, незаметно, вовремя укорачивая или удлиняя шаги своих маленьких белых, атласных ножек». К отцу же ее Иван Васильевич испытывал в то время «какое-то восторженно-нежное чувство». Мазурка кончилась, и полковник откланялся, сославшись на важные дела рано утром.

Когда молодой человек приехал домой, приятные воспоминания не давали ему уснуть. Казалось, он был бесконечно счастлив, но счастье все росло и росло, он вспоминал Вареньку, танцующую в паре с отцом. И он невольно соединял «его и ее в одном нежном, умиленном чувстве». Автор часто подчеркивает важные мысли повторами, и этим дополнительно усиливает образность и экспрессивность восприятия. Кроме того, оценку увиденному рассказчик дает в соответствии со своим внутренним состоянием. На балу любовь к Вареньке освободила всю скрытую в душе молодого человека «способность любви». Но, выйдя на улицу и став невольным свидетелем экзекуции, которой руководил отец Вареньки, рассказчик испытывает совсем другие чувсказчик испытывает совсем другие чувства. «Мне же было до такой степени стыдно, — говорит он, — что не знал, куда смотреть, как будто я был уличен в самом постыдном поступке, и опустил глаза... И мне казалось, что вот-вот меня вырвет всем тем ужасом, который вошел в меня от этого зрелища».

Очень важную роль и в композиции рассказа, и в выражении его идеи играют противопоставления. Противопоставлены два основных эпизода — мазурка и экзекуция. Противоположно и описание полковника в этих двух эпизодах. Танцуя, «он бойко топнул одной ногой», «фигура его то тихо и плавно, то шумно и бурно... задвигалась вокруг залы»; «он ловко прошел два круга»; «нежно, мило обхватил дочь руками...». А утром на площади «он шел... подрагивающей походкой»; «втягивал в себя воздух, раздувая щеки, и медленно выпускал его через оттопыренную губу»; «сильной рукой в замшевой перчатке бил по лицу», злобно хмурился. Нам словно представлены два разных человека: один из них вызывает симпатию и добрую улыбку, другой — омерзение. Еще ярче контраст между полковником «с своим румяным лицом и белыми усами и бакенбардами» и наказываемым, который, «дергаясь всем телом, шлепая ногами по талому снегу... под сыпавшимися с обеих сторон на него ударами», двигался сквозь строй солдат.

Хотя сюжет рассказа понятен и прост, история жизни Ивана Васильевича, перед которым раскрывались широкие возможности сделать карьеру и который отказался от государственной службы после случая, изменившего всю его жизнь, на меня произвела очень сильное впечатление. Во многом этот эффект достигается умелым использованием языковых средств и художественных приемов.

Л. Н. Толстой как мудрый и тонкий художник слова показывает нам, что решение его героя о «неучастии во зле» оправдано и приобретает в рассказе высокий гуманистический смысл.