Лирический герой Некрасова почти всегда человек надломленный, раздираемый внутренними противоречиями, мучимый своим несовершенством. Этот глубокий духовный конфликт самого поэта, в котором он постоянно исповедовался читателю, заставлял его искать среди предшественников и современников свой идеал, неустанно созидать высокий образ "рыцаря без страха и упрека". То, что мы привыкли определять как "образ положительного героя", и в малой степени не передает возвышенный идеал некрасовской лирики, воплощенный то в собирательном образе Гражданина, призывающего Поэта: "на благо ближнего живи", то в образе пламенного певца, умевшего "любить - ненавидя "... Образ ГЕРОЯ в творчестве Некрасова постоянно меняется: ведь меняется время, меняется Россия, меняется и сам поэт. Особые черты обретает этот ГЕРОЙ в пореформенную эпоху, в некрасовском творчестве 6О-х годов. Прошло совсем немного времени после проведения демократических реформ - и стало ясно: общество обмануто. И Некрасов, так поверивший было в исполнение заветных мечтаний о свободе, возвращается к прежним темам: по сути, освобождение не состоялось. Однако теперь в поэзии Некрасова, в самом его тоне звучит нечто новое: надлом, разочарование. И не только в возможности все разом изменить: переживший крушение главных своих надежд поэт сомневается в том, во имя кого жил и боролся, - в самом НАРОДЕ: Некрасовский ГЕРОИ не абстрактен, это не воплощение вечных человеческих добродетелей - он меняется. в зависимости от требований эпохи, в зависимости от сиюминутных задач своего дела: "жизни во имя народа". Каков же должен быть ГЕРОИ теперь, когда народ увиделся Некрасову не только страдающим, но и забитым, лишенным воли к счастью, любящим собственное рабство?! Некрасов первый из русских литераторов так близко подошел к пониманию всей противоречивой глубины народного характера. Ведь 60-е годы - время особой увлеченности народной темой: в народе искали ответы на все вопросы, в нем видели исток и надежду, полагая, что все - и духовное, и социальное - сосредоточено в этом совершенно непознанном субъекте, в terra incognita - в демосе. В лирике Некрасова в то время призывы к освобождению народа от крепостной зависимости стоят рядом с размышлениями о том, что даст народу эта свобода, как он ее примет, как осознает. Посмотрите: его персонажи сейчас - подчеркнуто безответные, забитые люди, безропотно принимающие любые унижения. Таковы и строители железной дороги ("Железная дорога", 1864 г.), которые, подобно древним рабам Египта, отдали здоровье, силы, а многие и жизнь на строительстве, а потом легко позволили себя обмануть управляющему; и ходоки ("Размышления у парадного подъезда", 1858 г,): шли в столицу за правдой и легко уходят, непущенные даже на порог "роскошных палат..." Автор не только и не столько жалеет их, сколько пишется понять, в чем причина их долготерпения, где его предел и есть ли он: Где народ, там и стон... Эх, сердечный! Чтоже значит твой стон бесконечный? Ты проснешься ль, исполненный сил, Иль, судеб повинуясь закону, Все, что мог, ты уже значит твой стон бесконечный? Ты проснешься ль, исполненный сил, Иль, судеб повинуясь закону, Все, что мог, ты уже совершил, - Создал песню, подобную стону, И духовно навеки почил?. ("Размышления у парадного подъезда", 1858г".) Одним из главных духовных ориентиров Некрасова был Лермонтов. Вспомните горестную лермонтовскую "благодарность": "За жар души, растраченный в пустыне"; вспомните его Пророка - осмеянного, побиваемого каменьями за то, что посмел провозглашать "любви и правды чистые ученья ". Та же мука впустую растраченного душевного жара, то же неизбывное страдание пророка, не услышанного своим народом, не узнанного им, звучат в каждой строке некрасовской "Элегии" 1874 года. Художественное своеобразие поэмы "Кому на Руси жить хорошо?" Поэма "Кому на Руси жить хорошо?" занимает центральное место в творчестве Некрасова. Она стала своеобразным художественным итогом более чем тридцатилетней работы автора. Все мотивы лирики Некрасова развиты в поэме; заново осмыслены все волновавшие его проблемы; использованы высшие его художественные достижения. Некрасов не только создал особый жанр социально-философской поэмы. Он подчинил его своей сверхзадаче: показать развивающуюся картину России в ее прошлом, настоящем и будущем. Начав писать "по горячим следам", то есть сразу после реформы 1862 года, поэму об освобождающемся, возрождающемся народе, Некрасов бесконечно расширил первоначальный замысел. Поиски "счастливцев" на Руси увели его из современности к истокам: поэт стремится осознать не только результаты отмены крепостного права, но и саму философскую природу понятий СЧАСТЬЕ, СВОБОДА, ЧЕСТЬ, ПОКОЙ, ибо вне этого философского осмысления невозможно понять суть настоящего момента и увидеть будущее народа. Принципиальная новизна жанра объясняет фрагментарность поэмы, построенной из внутренне открытых глав. Объединенная образом-символом дороги, поэма распадается на истории, судьбы десятков людей. Каждый эпизод сам по себе мог бы стать сюжетом песни или повести, легенды или романа. Все вместе, в единстве своем, они составляют судьбу русского народа, его исторический путь от рабства к свободе. Именно поэтому лишь в последней главе появляется образ "народного заступника" Гриши Добросклонова - того, кто поведет людей на волю. Лишь к этому моменту сам автор полностью увидел композиционное и художественное решение своей поэмы и, умирая, сожалел, что не успевает воплотить его: "Единственное, о чем я жалею, - говорил он, - о том, что не успеваю дописать "Кому на Руси..." Теперь я вижу, что это такая вещь, которая только целиком будет иметь свое значение." Авторская задача определила не только.жанровое новаторство, но и все своеобразие поэтики произведения. Некрасов многократно обращался в лирике к фольклорным мотивам и образам. Поэму о народной жизни он целиком строит на фольклорной основе. Обратите внимание: в "Кому на Руси жить хорошо?" в той или иной степени "задействованы" все основные жанры фольклора: сказка, песня, былина, сказание.