Антон Павлович Чехов — тонкий лирик, умеющий увидеть и передать красоту окружающего мира, его гармонию и индивидуальность. В повести «Степь» с большой лирической выразительностью раскрывается «торжество красоты, молодость, расцвет сил и страстная жажда жизни». Как будто забывая о своей глубоко укоренившейся сдержанности повествования, автор пишет: «...душа дает отклик прекрасной суровой родине, и хочется лететь над степью вместе с ночной птицей». Чеховская степь поэтична, поражает мощью и полнотой неистраченных сил. Но в то же время степь словно «сознает, что она одинока, что богатство ее и вдохновение гибнут даром для мира, никем не воспетые и никому не нужные». Такие произведения, как «Степь» или — более поздние — «Дом с мезонином», «Дама с собачкой», давали некоторым исследователям повод говорить о чеховском романтизме. Писатель продолжает традиции русской классической литературы, когда изображение пейзажа подчеркивает настроение героя, его лирический настрой, умение слиться с окружающим миром, ощутить в себе гармонию и красоту. Герои Чехова и природа не существуют отдельно друг от друга. Они сосуществуют в ладу или резком контрасте. «О необъятной глубине и безграничности неба можно судить только на море да в степи ночью, когда светит луна. Оно страшно, красиво и ласково, глядит томно и манит к себе, а от ласки его кружится голова». Пейзаж и панорама Ялты в повести «Дама с собачкой» выступают фоном умиротворенности героев, наступившей гармонией их отношений. Так кратко, без лишних слов, автор сумел показать пришедшее к героям чувство любви. Они сами еще не подозревают, что их «курортный роман» — не легкое увлечение, а глубокое и сильное чувство, но автор уже объясняет это читателям, включая в повествование мирный вид города. «Так шумело внизу, когда еще тут не было -ни Ялты, ни Ореанды, теперь шумит и будет шуметь так же равнодушно и глухо, когда нас не будет. И в этом постоянстве, в полном равнодушии к жизни и смерти каждого из нас кроется, быть может, залог нашего вечного спасения, непрерывного движения жизни на земле...» Картины природы являются в повестях Чехова и своеобразными «мостками», по которым автор переходит от темы к теме, от одной сюжетной линии к другой. Хочется отметить и еще одну особенность и чеховской прозы, и классической русской литературы в целом при описании героев и пейзажа. «Отрицательные персонажи» никогда не «общаются» с природой, они ее не замечают, считая лишь себя центром вселенной. Так, герой рассказа А. П. Чехова «Человек в футляре» Беликов не только не замечает окружающей красоты, он постоянно прячется от нее в своеобразный футляр из одежды, калош, зонта... Окружающий мир страшит его своей изменчивостью: «как бы чего не вышло»: «Ложась спасть, он укрывался с головой; было жарко, душно, в закрытые двери стучался ветер, в печке гудело; слышались вздохи из кухни, вздохи зловещие...» Герой другого рассказа, «Ионыч»,— Дмитрий Ионыч Старцев увидел окружающую красоту лунной ночи, когда чувство любви охватило его, но позже уже никогда не показал автор такого слияния персонажа с природозже уже никогда не показал автор такого слияния персонажа с природой. Его уже не было. Человек, мечтающий лишь о богатстве, жаждущий наживы, не видит пользы в пустом созерцании природы. Первый признак «неблагополучия» человека, если он не замечает окружающей красоты. И это гениально понял и показал А. П. Чехов. Автор не шел против истины ни в жизни, ни в искусстве, поэтому его произведения нам и интересны, учат правильному восприятию жизненных ситуаций, умению понять жизнь с ее многообразием и красотой.