Об Александре Николаевиче Островском И. А. Гончаров говорил: «Литературе вы принесли в дар целую библиотеку художественных произведений, для сцены создали особый мир. Вы один достроили здание, в основание которого положили краеугольные камни Фонвизин, Грибоедов, Гоголь...» О любой пьесе Островского можно говорить много, разбирая сюжет, характеры, художественные средства. Но хочется остановиться на двух замечательных драмах «Гроза» и «Бесприданница», являющихся этапными в творчестве писателя. Несмотря на то что эти произведения разделяет 20 лет, есть много общего в их построении. Действие «Бесприданницы», так же как и «Грозы», происходит на Волге, ее просторы и приволье соучаствуют в судьбе героинь. Катерина и Лариса засматриваются с высоты обрыва на Волгу: «Я сейчас с этой скамейки вниз смотрела, и у меня закружилась голова. Тут можно ушибиться?» —спрашивает Лариса. «Ушибиться! Тут верная смерть»,— отвечает Карандышев, и эти слова его Лариса повторяет в последнем действии драмы. Катерина и Лариса полны жажды жизни, но обе они не находят себе места в ней. Одиночество Ларисы еще сильнее, чем одиночество Катерины. Все как будто изменилось в городе на Волге сравнительно с той эпохой, когда жила Катерина. Вместо песен бурлаков доносятся резкие гудки пароходов, на смену купцам Диким пришли негоцианты Кнуровы и Вожеватовы. Дикой безвыездно сидел и самодурствовал в Калинове — Кнуров «ездит в Москву, в Петербург да за границу — там ему просторнее». Дикой страшится устройства громоотвода — Кнуров едет на парижскую выставку смотреть всякие изобретения по части техники. Дикой ходил в длиннополом сюртуке и сапогах бутылками — Кнуров «по костюму европеец». Но эти ездящие в Париж «европейцы по костюму» —еще большие хищники, чем Дикой: они научились новейшим способам наживы и эксплуатации. Самодур Дикой кричал, а Кнуров молчит. «Как же ты хочешь, чтобы он разговаривал, коли миллионы! — спрашивает Таврило.

За мнимой цивилизованностью Кнурова скрывается еще более беспощадная циничная хватка, чем у самодура Дикого. Кнуровы и Вожеватовы убеждены в своей власти надо всем на свете. Кнуров просто хочет купит любовь бесприданницы Ларисы. То же хочет сделать и Вожевг хов, но переуступает Ларису более богатому и удачливому Кн} рову. Раскрывая перед Ларисой их грязные замыслы по отш шению к ней, Карандышев говорит: «Они не смотрят на BE как на женщину. Как на человека — человек сам располагае своей судьбой; они смотрят на вас как на вещь». Лариса видит всю безысходность своего положения. «Я лю( ви искала и не нашла,— говорит она с горечью Карандышеву.-На меня смотрят как на забаву. Никогда и никто не постаралс заглянуть ко мне в душу, ни от кого не видела сочувствия, i слыхала теплого сердечного слова. А ведь так жить холодно, не виновата, я искала любви — и не нашла... ее нет на свете нечего и искать». Карандышев убивает Ларису. Так снова повторяется ист рия Катерины: в «темном царстве» нет и не может быть месг истинной любви. Удивительные вещи происходят вокруг: времена проходя но мало что меняется в жизни людена проходя но мало что меняется в жизни людей. Сильные, удачливые, б гатые всегда правы. Поэтому пьесы Островского не теряют ев ей актуальности.