И опять идут двенадцать. А. Блок Александр Александрович Блок — гениальный мастер слова, одним из первых русских поэтов сумевший услышать и перелить в стихи «музыку революции». В поэме «Двенадцать» Блок пытался запечатлеть время такое необычное, бурное и интересное. Поэма состоит из двенадцати глав, это число еще раз повторится в двенадцати революционных солдатах, охраняющих порядок в Петрограде, и в полунамеке на учеников Иисуса, идущего впереди, «хороняся за дома». Поэма удивительно музыкальна: у каждой главы свой ритм и мелодия. Начинаясь бесшабашной русской частушкой: Как пошли наши ребята В красной гвардии служить — В красной гвардии служить — Буйну голову сложить! Через городской «жестокий романс» автор приходит к четкому революционному маршу: ...Вдаль идут державным шагом... — Кто еще там? Выходи! Это — ветер с красным флагом Разыгрался впереди... Поэт высокой культуры и изысканного вкуса, Блок «не боится» включать в свое произведение разговорную лексику простого солдата, старушки, прохожего. Эти слова не экзотические вкрапления, а существенная деталь поэмы. Автор показывает жизнь революционного Петербурга с реальными героями. Вон барыня в каракуле К другой повернулась: — Уж мы плакали, плакали... Поскользнулась И — бац — растянулась. Поэма «Двенадцать» построена на излюбленном блоковском приеме — антитезе. Черный вечер, Белый снег. Ветер, ветер! На ногах не стоит человек. Ветер, ветер — На всем божьем свете! Два контрастных цвета, белый и черный, господствуют в поэме. Лишь в конце появится красное знамя. Почему поэт видит революцию двухцветной?! Эта поэма совсем не так проста, как может показаться на первый беглый взгляд. Блок восторженно приветствовал революцию, несущую обновление, а в своей поэме он рисует беспощадный портрет участников и победителей. Гуляет ветер, порхает снег. Идут двенадцать человек. Винтовок черные ремни, Кругом — огни, огни, огни... В зубах цигарка, примят картуз, На спину б надо бубновый туз! Никакого романтизма, загадочности. Совершенно определенная характеристика участников — каторжников. Отчего же завораживает читателя повествование? Почему-то веришь, что эти двенадцать создадут необыкновенный, доселе неизвестный мир. Совершенно неожиданно впереди этих бойцов оказывается Иисус, олицетворяющий святость помыслов и самой революции. Позади — голодный пес, Впереди — с кровавым флагом, И за вьюгой невидим. И от пули невредим, Нежной поступью надвьюжной, Снежной россыпью жемчужной, В белом венчике из роз — Впереди — Исус Христос. Поэма «Двенадцать» на долгие годы стала хрестоматийным олицетворением революции, а ее создатель — большевистским поэтом. Сам Блок не был столь категоричен в оценке этого произведения. Будучи символистом, он и в этой поэме остался верен себе. ОСОБЕННОСТИ ИЗОБРАЖЕНИЯ ДВУХ МИРОВ В ПОЭМЕ А. БЛОКА «ДВЕНАДЦАТЬ» — Отвяжись ты, шелудивый, Я штыком пощекочу! Старый мир, как пес паршивый, Провались — поколочу! А. Блок В 1918 году Александр Александрович Блок создает свое ярчайшее произведение — поэму «Двенадцать», в ней поэт передает «музыку революции», которую сумел услышать и перевести в стихи. Поэма построена на антитезе — противопоставлении двух цветов — белого и черного, двух миров — старого и нового. Черный вечер, Белый снег. Ветер, ветер! На ногах не стоит человек. Ветер, ветер — На всем божьем свете! Блок пытается художественно осмыслить и передать в образах те грандиозные свершения, которые творились в те дни на его глазах. Драматическое и напряженное противостояние двух миров он изображает предельно правдиво, не стараясь давать оценку происходящему. Многие очевидцы боятся революцию, проклинают, ждут еще худших времен. Ветер хлесткий! Не отстает и мороз! И буржуй на перекрестке В воротник упрятал нос. А это кто?—Длинные волосы " И говорит вполголоса: — Предатели! — Погибла Россия! Должно быть, писатель — Вития... И ОПЯТЬ ...ветер веселый И зол, и рад... Это скорее символ перемен, сметающий все ненужное, искусственное и наносное. От северного ветра трудно спрятаться и удержаться на ногах. Он настигает и сносит. Лишь двенадцать могут противостоять напору стихии, потому что сами так же неуправляемы, неудержимы в своей ненависти и непримиримости к старому миру. Злоба, грустная злоба Кипит в груди... Черная злоба, святая злоба... Товарищ! Гляди В оба. Блок не старается приукрасить своих героев, они реальные люди, их душе близка разбойная вольница. В зубах — цигарка, примят картуз. На спину б надо бубновый туз! И революция, по словам поэта, «...это не идиллия». В стихийном движении вперед она сметает на своем пути правых и виноватых, случайной и ненужной жертвой становится Катька, убитая своим любовником Петрухой. Да, жертвы неизбежны и, как правило, нелепы. Несчастный убийца даже погоревать толком не может. Его революционные товарищи сердятся неуместности горя бойца: — Ишь, стервец, завел шарманку. Что ты, Петька, баба, что ль? — Верно, душу наизнанку Вздумал вывернуть? Изволь! — Поддержи свою осанку! — Над собой держи контроль! — Не такое нынче время, Чтобы нянчиться с тобой! Поэма во многом символическая. Блок описывает реальные события и лица, но не может отказаться от намеков, домыслов, пытаясь максимально точно выразить тот образ, который существует в его воображении, восприятии этого стихийно рождающегося из хаоса нового мира. Не поэтому ли в заключении по-МЬ1 впереди двенадцати появляется Иисус Христос — символ святости революции? Правда, сами бойцы далеки от такого понимания своего дела, стреляют «пулей в Святую Русь». И опять появляется символ старого мира — шелудивый пес. Он неотступно идет за патрулем. Они соединены незримой нитью, эту связь трудно уничтожить в единый миг. Концовка поэмы самая необъяснимая и загадочная. Эти двенадцать идут, ведомые Иисусом, в незримую тьму. Что она им сулит? Блок, вероятно, предвидел еще большие жертвы и потери и оказался провидцем. Двадцатый век принес России огромные испытания, которые потребовали от страны напряжения всех душевных и физических сил.