Повесть А.И. Куприна «Гранатовый браслет» о любви. Здесь получается своеобразная вариация на тему известного романса «Он был титулярный советник, она генеральская дочь...» Однако в основу повести положен реальный случай. В письме к редактору журнала «Мир Божий» Ф.Д. Батюшкову Куприн в октябре 1910 г. сообщал: «Это — помнишь? — печальная история маленького телеграфного чиновника П.П. Желтикова, который был так безнадежно, трогательно и самоотверженно влюблен в жену Любимова (Д. Н. — теперь губернатор в Вильно). Пока только придумал эпиграф...» Работа над повестью сильно повлияла на душевное состояние Александра Ивановича. И через дм месяца он писал тому же корреспонденту о будущем «Гранатовом браслете»: «Не знаю, что выйдет, но когда я о ней думаю, — плачу. Недавно рассказывал одной хорошей актрисе — плачу. Скажу одно, что ничего более целомудренного я еще не писал». Куприн просто сжился со своими героями, и их переживания стали его переживаниями. Писатель сочувствовал страданиям «маленького человека». Главный
герой «Гранатового браслета» — мелкий чиновник со смешной фамилией Желтков, безнадежно и безответно влюбленный в княгиню Веру, жену предводителя дворянства. Желтков подписывает свои письма к ней только инициалами «Г.С.Ж.». Трагедия происходит, когда в день ее ангела он дарит Вере в знак своей любви старинную семейную реликвию — гранатовый браслет. Желтков рассказывает в письме об уникальных свойствах одного из гранатов: «Посередине, между большими камнями, Вы увидите один зеленый. Это весьма редкий сорт граната — зеленый гранат. По старинному преданию, сохранившемуся в нашей семье, он имеет свойство сообщать дар предвидения носящим его женщинам и отгоняет от них тяжелые мысли, мужчин же охраняет от насильственной смерти... Вы можете сейчас же выбросить эту смешную игрушку, но - я буду счастлив и тем, что к ней прикасались Ваши руки».
У княгини Веры «прежняя страстная любовь к мужу давно уже перешла в чувство прочной, верной, истинной дружбы», не питает она каких-либо сильных чувств и к своему загадочному поклоннику. Однако такое внимание ей до некоторой степени льстит. Вера думает, что письма Желткова — всего лишь невинная шутка. Она не придает им того значения, которое придает ее брат Николай Николаевич Мирза-Булат-Тугановский, товарищ прокурора. Он, как и другие столпы местного светского общества, расценивает присылку браслета как нарушение всех и всяческих приличий. Николай Николаевич устанавливает личность бедного влюбленного и вместе с мужем Веры, князем Василием Львовичем, приходят на квартиру к Желткову и делают ему унизительный выговор: «...Последним вашим поступком, именно присылкой этого вот самого гранатового браслета, вы переступили те границы, где кончается наше терпение. Понимаете? - кончается. Я от вас не скрою, что первой нашей мыслью была обратиться к помощи власти, но мы не сделали этого, и я очень рад, что не сдела
ли, потому что... я сразу угадал в вас благородного человека». Однако игру в благородство товарищ прокурора продолжал недолго, и Николай Николаевич зловеще проговаривается: «Видите ли, милый мой, эта мера от вас никогда продолжал недолго, и Николай Николаевич зловеще проговаривается: «Видите ли, милый мой, эта мера от вас никогда не уйдет... Врываться в чужое семейство...» Люди типа Тугановского не верят в чистую, платоническую любовь Желткова, подозревая его в пошлейшем адюльтере. Он же говорит Вериному мужу: «Я знаю, что не в силах разлюбить ее никогда...» Желтков не смог даже увидеться в последний раз со своей возлюбленной, та лишь заявила в телефонном разговоре, что ей эта история уже надоела. И Желтков написал Вере прощальное письмо: «Я не виноват, Вера Николаевна, что Богу было угодно послать мне, как громадное счастье, любовь к Вам. Случилось так, что меня не интересует в жизни ничто: ни политика, ни наука, ни философия, ни забота о будущем счастье людей — для меня вся жизнь заключается только в Вас. Я теперь чувствую, что каким-то неудобным клином врезался в Вашу жизнь. Если можете, простите меня за это. Сегодн
я я уезжаю и никогда не вернусь, и ничто Вам обо мне не напомнит.
Я бесконечно благодарен Вам только за то, что Вы существуете. Я проверял себя — это не болезнь, не маниакальная идея — это любовь, которою Богу было угодно за что-то меня вознаградить.
Пусть я был смешон в Ваших глазах и в глазах Вашего брата... Уходя, я в восторге говорю: «Да святится имя твое».
Восемь лет тому назад я увидел Вас в цирке, в ложе, и тогда же в первую секунду я сказал себе: я ее люблю потому, что на свете нет ничего похожего на нее, нет ничего лучше, нет ни зверя, ни растения, ни звезды, ни человека прекраснее Вас и нежнее. В Вас как будто бы воплотилась вся красота земли...»
Любовь для Желткова — это в том числе и лекарство от одиночества. Ведь ничего в жизни, кроме любви к Вере, для него фактически не существует — ни друзей, ни иных женщин, ни семьи, ни науки, ни философии, ни служебной карьеры. К тому же, чтобы сделать новую оправу для браслета, Желтков растратил казенные деньги, и ему грозил суд. Однако не растрата стала причиной самоубийства героя купринскай повести. Покончить с собой его вынудило сознание, что невозможность более видеть ту единственную, которую любил, оставит его теперь уже в полном, абсолютном одиночестве.
Вера Николаевна предчувствует трагический конец Желткова. Еще до получения последнего письма она предупреждает мужа: «...Я знаю, что этот человек убьет себя». Она, уже после самоубийства Желткова, едет на квартиру, где он жил, и узнает, что покойный просил хозяйку передать: «Если случится, что я умру и придет поглядеть на меня какая-нибудь дама, то скажите ей, что у Бетховена самое лучшее произведение —«Аппассионата» (название этой сонаты и стало эпиграфом к «Гранатовому браслету»). Княгиня сознает вину перед покойным — если бужа не оттолкнула его грубым словом, быть может, не произошло бы непоправимого. Мужа и брата, еще более, чем она, способствовавших происшедшему, Вера Николаевна, вернувшись от желтковской хозяйки, видеть не может. Она оказывается почти столь же одинока, как и тот, кто ее любил, И только, когда слышит бетховен-скую «Аппассионату» в исполнении знакомой пианистки, ощущает, будто с ней говорит приславший гранатовый браслет: «Ты, ты и люди; которые окружали тебя, все вы не знаете, как ты
была прекрасна.