В творчестве И.А. Гончарова романы - «Обыкновенная история», «Обломов», «Обрыв» - занимают главнейшее место. На глубокое внутренне единство этой своеобразной трилогии, созданной на разных этапах творческого пути писателя и посвященной различным периодам русской жизни, указывал сам автор. Но несомненно, что в трилогии Гончарова особое, центральное место принадлежит «Обломову» - одному из «самых лучших романов нашей литературы», по выражению М. Горького.

Глубокий социальный смысл образа Обломова и всей обломовщины был вскрыт Добролюбовым. Он показал, что подобные уродливые явления есть порождение крепостнического строя, паразитизма, основанного на помещичьих привилегиях и дармовом труде крепостных. Илья Ильич Обломов, когда-то резвый, живой и любознательный мальчик, влача праздное, паразитическое существование (зачем трудиться, когда есть на это «триста Захаров»!), постепенно опускается. Праздность становится его идеалом. «Жизнь в его глазах разделялась на две половины: одна состояла из труда и скуки - это у него синонимы; другая - из покоя и мирного веселья». Праздность, лень и апатия настолько укоренились в Обломове, что он иной идеал жизни считает даже противоестественным. Немудрено, что Обломов далек от интересов практической жизни, тяготится ее запросами, не способе оградить даже собственные интересы. Когда втершийся в доверие Обломова жулик и шантажист расспрашивает о состоянии его дел, Обломов дает ответ, потрясающий своей откровенностью: «Я не знаю, что такое барщина, что такое сельский труд, что значит бедный мужик, что богатый; не знаю, богат ли я или беден, буду ли я через год сыт или я буду нищий - я ничего не знаю!». Перед ним, может быть впервые, предстал весь трагизм и беспомощность его положения. И, несмотря на это осознание, гибель Обломова неизбежна.

Гончаров суров и непреклонен в анализе участи своего героя, хотя писатель и не замалчивает добрых его качеств.
Но еще одна жертва, еще одна разбитая жизнь предстает перед читателями. Это образ Захара. Этот образ играет огромную роль в раскрытии характера Обломова. Крепостной Захар - это как бы микро-Обломов, это яркая иллюстрация к той мысли, которую выстрадал еще Пушкин: крепостное рабство губительно сказывается не только на угнетателях, но и на угнетаемых. Если в Обломове с такой глубиной была отражена мертвящая сила крепостнических отношений в применении к господствующему классу, то в судьбе крепостного Захара та же опустошающая сила подтверждает мысль Пушкина. Оба они - и барин, и его слуга - олицетворяют кризис и распад патриархально-крепостнического уклада жизни.

Обломовщина - это не только сам Илья Ильич, но и его слуга Захар с рабской преданностью барину. Таким образом, в романе обнажается сложная взаимосвязь рабства и барства. Отвратительная привычка Обломова получить удовлетворение своих желаний не от собственных усилий, а от других повергла его в жалкое состояние нравственного рабства. Рабство это так переплетается с барством Обломова, так они взаимно проникают друг в друга и одно другим обуславливаются, что, кажется, нет ни малейшей возможности провести между ними какую-то границуг в друга и одно другим обуславливаются, что, кажется, нет ни малейшей возможности провести между ними какую-то границу. Обломов - раб своего крепостного Захара, потому что полностью зависит от него. И трудно решить, который из них более подчиняется власти другого. По словам Добролюбова, «чего Захар не захочет, того Илья Ильич не может заставить его сделать, а чего захочет Захар, то сделает и против воли барина, и барин покорится». Поэтому и слуга Захар в известном смысле «барин» над своим господином. Полная зависимость от него Обломова дает возможность и Захару спокойно спать на своей лежанке. Идеал существования Ильи Ильича - «праздность и покой» - является в такой же мере вожделенной мечтой и Захара. Оба они, господин и слуга, дети Обломовки.