образ молчалина в произведении горе от ума

Мне завещал отец:

Во-первых, угождать всем людям без изъятья —

Хозяину, где доведется жить,

Начальнику, с кем буду я служить,

Слуге его, который чистит платья,

Швейцару, дворнику, для избежанья зла,

Собаке дворника, чтоб ласкова была.

А. С. Грибоедов


«.. .Девушка сама не глупая предпочитает дурака умному человеку», — так говорил о замысле своего произведения сам А. С. Грибоедов, имея в виду тот факт, что Софья предпочитает Молчалина Чацкому. Но можно ли однозначно назвать Молчалина глупым?

Читая комедию, мы все больше убеждаемся, что это не совсем верно. Он, всегда все слышащий и видящий, тонко разбирается в психологии, особенно женской. Так, например, убедившись в том, что угодливость и лесть действуют благотворно и умиротворяюще на Хлестову, Молчалин сознательно сыплет комплиментами:


Ваш шпиц — прелестный шпиц; не более наперстка,

Я гладил все его; как шелковая шерстка.


В ответ на свою любезность он получает ее расположение. И в этом вся сущность героя, как точно охарактеризовал его Чацкий:


Молчалин! — Кто другой так мирно все уладит!

Там моську вовремя погладит,

Тут впору карточку вотрет...


В этом эпизоде также ярко раскрывается смысл характеристики Молчалина, которую он сам себе дает: «умеренность и аккуратность». В ней — вся тактика поведения и жизни героя: обдуманность всех поступков и слов; подчинение людей, событий, обстоятельств медленному, но неуклонному движению вперед, к достижению своей цели. А цель его вполне конкретная и определенная — «почести и знатность». Для того чтобы приобщиться к аристократической среде, безродному Молчалину необходимо было обладать большой хитростью, ловкостью и осторожностью. И он в совершенстве овладевает и искусно пользуется этими качествами, что и приводит его постепенно к желаемым результатам:


По мере я трудов и сил,

С тех пор, как числюсь по Архивам,

Три награжденья получил.


На первый взгляд кажется, что Софью привлекает в герое его скромность, кротость, застенчивость. Однако стоит обратить внимание на поведение девушки, когда он падает с лошади; на то, как она реагирует на замечания Лизы и самого Молчалина. Здесь мы видим настоящие чувства, которые она не желает скрывать и которые считает самым высоким и значительным в жизни. Чувства Софьи — это влюбленность, преклонение, даже подчинение, а не только лишь стремление покровительствовать любимому человеку «бедному, скромному, не смеющему на нее глаз поднять». Она готова возражать на любые, даже самые страстные и благоразумные, доводы Лизы, но ни секунды не сопротивляется сдержанным словам Молчалина, проявляя готовность следовать его указаниям:


Хотите вы?.. Пойду любезничать сквозь слезы;

Боюсь, что выдержать притворства не сумею...


Но и в отношении этого героя к Софье чувствуется тот же точный и корыстный расчет. Он твердо уверен, что знает, как должен обращаться с женщиной и что необходимо ему для того, чтобы ее очаровать и подчинить себе. Отсюда же и его высокомерие по отношению к Лизе. Есть своеобразный циничный смысл в том, как он перечисляет те безделушки, за которые он готов купить расположение девушки.

Молчалин своим изворотливым умом смог оценить обстановку в доме Фамусова. Он быстро понял, что наскоки Чацкого на ценности мира Фамусовых и скалозубов приведут его к бесспорному поражению. Именно поэтому в вежливых, подчеркнуто простодушных репликах героя слышатся наглость и высокомерие, мстительная радость плебея, сумевшего возвыситься над аристократом. Именно сознание «обреченности» Чацкого в этом мире дает Мол-чалину право и возможность на минуту поддаться жалости к нему. Но лишь на минуту — затем он снова прячется в свою надежную скорлупу, становится робким и угодливым.

Таким образом, за внешней кротостью Молчалина кроются мощная энергия и целеустремленность, упорство и настойчивость в достижении своих целей, а за показной скромностью — цинизм и двуличие. В нем действительно есть сила и значительность, основанные на осторожном, гибком уме и наблюдательности, которые и позволили Софье предпочесть его Чацкому. Но эта сила и энергия направлены не на добро и общее благо, а лишь на расширение и подкрепление собственного эгоизма. Не случайно Ф. М. Достоевский писал в 1876 году в своем «Дневнике писателя»: «...я чуть ли не сорок лет знающий «Горе от ума», только в этом году понял как следует один из самых ярких типов этой комедии, Молчалина...»