В комедии “Горячее сердце” Островский обратился к быту купечества и мещанства. Один из центральных персонажей комедии — богатый подрядчик Тарас Тарасыч Хлыпов выступает как продукт уже новых времен и рядом с некоторыми героями сатирических очерков Салтыкова-Щедрина является одним из самых ярких в русской литературе воплощений типа “чумазого”.
Пьяные выдумки Хлыпова, весь распорядок его безобразит хамская самоуверенность, его стихийное “невежество” и сознание полной безнаказанности восходит к традиционным в драматургии Островского чертам типа самодурства и хозяина жизни. Миллионы Хлыпова держат в повиновении весь Калинов, как держала его в дни трагических событий “Грозы” тугая мошна Савела Дикого. Однако Дикой воплощал в себе все старозаветные, домостроевско - патриархальные признаки деспотической морали своего сознания, основанной на известных строгих устоях жизни. Хлыпов же далек от каких-либо заветов и догм, сочетая в себе первобытную дикость нравов с показными прихотями своих нелепых измышлений. Его самодурство лишено того социально-этического основания, которым обладало оно в домостроевском, патриархальном быту дореформенной поры. Безобразное озорство Хлыпова хотя и относится к категории явления “темного царства”, раскрывает Островский во всей его нелепости, глупости и никчемности. Драматург сатирически и насмешливо обличает самодурство в новейшем фазисе его существования. При всей своей хамской силе Хлыпов не страшен, а противен.
Не страшен уже и “именитый купец” Курослепов — новый вариант старозаветного самодура, одуревшего и почти бессильного разбираться в окружающем, но по упрямой бытовой инерции проявляющего иной раз признаки своего дикого нрава, когда дело касается нарушения его старозаветных прав и привилегий. Создавая образы хлыповского разума и курослеповского животного отупения, Островский смело пользуется приемами реалистического гротеска и комической гиперболичности. В образе Курослепова нелепость его существования подчеркивается полной путаницей в представлениях о яви и сне, потерей реального ощущения времени и маниакальным страхом светопреставления. Курослепов — самодур, дошедший до последних ступеней потери образа человеческого, которому нет уже познания в жизни, бесчуственное чучело, по заведенной привычке продолжающее свое бессмысленное и примитивное существование. Однако образы Хлыпова и Курослепова не должны рассматриваться только как курьезные достопримечательности глухого калиновского быта. Их фигуры имеют не только местное, провинциальное значение. Как и в “Грозе”, город Калинов в “Горячем сердце” выступает в качестве обобщенного образа российского социального быта. Они воплощают в себе всю дикость, доморощенную примитивность и косную отсталость российского “почвенного” слоя отечественной буржуазии. В “Горячем сердце” Островский окончательно, средствами сатирической издевки и уничтожающего смеха развенчивает давние представления о торговом сословии как носителе положительных начал национальности и народности.И вместе с тем проницательно характеризует ту скотскую природу купцов, распоясавшихся подрядчиков и прочих героев российского капиталистического преуспевания, которая давала знать о себе и под европезированным обликом позднейших Кнуровых и Вижеватовых.
Всему “темному царству” города Калинова смело противостоит простая русская девушка Параша, дочь Курослепова от первого брака, обладательница “горячего сердца”, которое побеждает в конце концов все препятствия, стоящие на пути ее естественных прав и стремлений. Основной конфликт пьесы заключается в становлении “горячего сердца” Параши не только с патриархально-деспотическим укладом домашней жизни, но и со своим обманутым чувством к слабовольному и незадачливому жениху Васе Шустрову, который в страхе перед крутой расправой городничего идет в скоморохи к Хлыпову. Нравственная сила Параши заключается в осознанном ею праве уйти из-под власти домостроевской тирании и пойти своим жизненным путем. В нелегкое и пьяное существование калиновских обывателей Параша вносит начало смелой самостоятельности. Ее честному и прямодушному образу Островский противопоставляет лживость куросле-повской супруги Матрены, любовницы приказчика Нар-киса. Под старозаветным обликом патриархального дома Курослепова обнаруживается грязная история циничных обманов и воровства, довершающая обличительную характеристику “темного царства”.
В драматическом рассказе о “горячем сердце” Параши Островский продолжает развивать мотив деятельной и смелой любви как могучей социально-этической силы. В пьесе “Горячее сердце” эта сила берет вверх над стародавними обычаями “темного царства”. Образ Параши полон оптимизма, молодости и настоящей жизненной воли. Он знаменует собой новый этап в драматургии в показе женской недоли в “темном царстве” старого быта.