В образе Ноздрева Гоголь развил черты Хлестакова. Хлестаков, мелкий петербургский чиновник «елистратишка простой», направляясь из Петербурга в «Саратовскую губернию, в собственную деревню», был принят в уездном городе за ревизора. Получивший солидную сумму денег в качестве взяток, обласканный, объявленный женихом дочери Городничего, он благополучно убирается восвояси.

Хлестаков — не авантюрист, не корыстный обманщик; он вообще не ставит перед собой никакой осознанной цели. Хлестаков говорит и действует под влиянием обстоятельств, он так и не разобрался, что с ним произошло, лишь в 4-м действии ему смутно мерещится, что его принимают за кого-то другого, за кого именно, осталось для него тайной. Он чистосердечен и тогда, когда говорит правду, и тогда, когда лжет, ибо ложь его сродни фантазиям ребенка.

Н. В. Гоголь писал: «Хлестаков вовсе не надувает; он не лгун по ремеслу; он сам позабывает, что лжет, и уже сам почти верит тому, что говорит»; «он разговорился, никак не зная с начала разговора, куда поведет его речь...». Хлестаков не только сатирический, но и психологический тип: он лицо не только фантасмагорическое, не только «лживый олицетворенный обман», но «заключает в себе собрание многих тех качеств, которые водятся и не за ничтожными людьми».

Ноздрев — персонаж поэмы Гоголя «Мертвые души» (1842). Это тип «разбитного малого», кутилы. Ноздрев — «исторический человек», ибо всякий раз попадает в историю: либо напивается в буфете, либо врет, что держал лошадь голубой или розовой масти. Он охоч до женского пола, не прочь «попользоваться насчет клубнички». Главная страсть Ноздрева — «нагадить ближнему»: он распускает про знакомых небылицы, расстраивает свадьбу, торговую сделку, но при этом по-прежнему считает себя приятелем того, кому нагадил. Страсть Ноздрева общечеловеческая, не зависит от чина или положения человека. Подобно Нозд-реву, гадит человек «с благородной наружностью, со звездой на груди».

Ноздрев: «возвращался домой он иногда с одной только бакенбардой, и то довольно жидкой. Но здоровые и полные щеки его так хорошо были сотворены и вмещали в себя столько растительной силы, что бакенбарды скоро вырастали вновь, еще даже лучше прежних».

«Чуткий Нос (Ноздрев!) его слышал за лесколь-ко десятков верст, где была ярмарка со всякими съездами и балами». Вещи вокруг Ноздрева соо ветствуют его хвастливой и азартной натуре. В его доме все заляпано краской: мужики белят стены. У него в имении пруд, где раньше «водилась рыба такой величины, что два человека с трудом вытаскивали штуку»; поле, на котором он ловил зайца за задние ноги. В его кабинете вместо книг сабли и турецкие кинжалы, на одном из которых написано: «Мастер Савелий Сибиряков». Он с гордостью демонстрирует гостям шарманку: «Уже Ноздрев давно перестал вертеть, но в шарманке была одна дудка очень бойкая, никак не хотевшая угомониться, и долго еще потом она свистела одна». Даже блохи в доме Ноздрева — «пребойкие насекомые». Энергичный, деятельный Ноздрев лишен внутреннего содержаничный, деятельный Ноздрев лишен внутреннего содержания, а потому мертв. Он меняет все что угодно: ружья, собак, лошадей, шарманку — не ради выгоды, а ради самого процесса. Он шулер, он подпаивает Чичикова, чтобы обыграть в карты. Играя с Чичиковым в шашки, ухитряется обшлагом рукава продвинуть шашки в дамки. Еда, подаваемая в доме Ноздрева, тоже отражает его бесшабашный дух: «кое-что пригорело, кое-что и вовсе не сварилось... словом, катай-валяй, было бы горячо, а вкус какой-нибудь, верно, выйдет».

Он импульсивен и гневлив. В пьяном виде сечет розгами помещика Максимова, собирается побить Чичикова. Он первым выдал тайну Чичикова на балу у губернатора, после чего «сел на нол и стал хватать за полы танцующих».