отношения в семье ростовых

Семейная тема не занимает главного места в романе-эпопее Л.Н. Толстого «Война и мир», но в то же время нельзя сказать, что она уступает по важности “мысли народной”, и тем более нельзя сказать, что её вообще здесь нет. Именно в семье видит Толстой основу тех отношений, которые, по мнению писателя, должны быть в обществе.
Толстой выделяет три семьи: Болконских, Курагиных и Ростовых. В семье Болконских преобладает мужское, рациональное начало. Курагины связаны только внешними отношениями. А вот в семье Ростовых во главе стоит графиня-мать. И конечно, Ростовы живут “жизнью сердца”. Им свойственны естественность поведения, открытость, эмоциональность и другие своеобразные качества. В жизни они порой заблуждаются, совершают необдуманные поступки, не умеют скрывать своих чувств. В эпизоде приезда Николая Ростова в отпуск хорошо раскрываются некоторые черты “ростовской породы”.

Эпизод начинается с повествования о том, как Ростов и Денисов едут в санях по зимней Москве к дому Николая. Сцена примечательна тем, как автор изображает внутренний мир Ростова, не упуская ни одной детали. “Скоро ли? Скоро ли? О, эти несносные улицы, лавки, калачи, фонари, извозчики”, — передаёт Толстой нетерпение Ростова. Хорошо видно, как Ростов стремится быстрее добраться до дома, “всем телом подаваясь вперёд, как будто он этим положением надеялся ускорить движение саней”. В противовес ему показан Денисов, который спал, не обращая никакого внимания на реплики Ростова. Толстой показывает переживания человека, который спустя долгое время приезжает домой: “Ростов увидел знакомый карниз с отбитой штукатуркой, крыльцо, тротуарный столб”. Писатель даже “оживляет” дом, чтобы оттенить волнение Николая: “Дом так же стоял неподвижно, нерадушно, как будто ему дела не было до того, кто приехал в него”.

Мы видим, что волнение Николая, его нетерпение — это черты “ростовской породы”.
Наконец он входит в дом, встречая старого верного слугу Михайлу и убеждаясь, что всё благополучно. Через некоторое время выходит и вся семья, кроме матери, встречая любимого, родного Николая. Толстой подчёркивает, что вся семья действует как единый организм (“ещё другое, третье такое же существо выскочило из другой, третьей двери”), показывая этим неразрывность, дружественность и единство семьи. То, как встретили Николая его домашние, — лучшая иллюстрация к понятию “ростовская порода”. Даже удивлённому и ошеломлённому Денисову достался неожиданный Наташин поцелуй. Всех так переполняют чувства, что возникает ощущение какого-то водоворота, вихря эмоций.
Вскоре наступает кульминационный момент, когда выходит старая графиня —мать Ростова. “Все оставили его, и он побежал к ней”, — комментирует писатель и становится понятно, что мать — самый любимый человек, а особенно в семье Ростовых. “Когда они сошлись, она упала на его грудь, рыдая”, — Толстой не сопровождает эту сцену какими-либо словами, комментирующими эмоциональные проявления матери и сына, так как любой читатель и без лишних слов может представить себе такую картину и чувства героев.
Далее все более-менее “успокоились” и собрались вокруг старой графини, сидевшей рядом с сыном. “Брат и сестра спорили… и дрались за то, кому принести ему чай, платок, трубку” — финальная сцена лишний раз показывает, как все стремились выразить своё внимание Ростову. Не вписывается в происходящее только Вера, тем самым оттеняя своей холодностью радость Ростовых. Она же и произносит реплику, поражающую своей бестактностью: “Как, однако, странно, что Соня с Николенькой теперь встретились на «вы» и как чужие”.
Нельзя сказать, что всё время пребывания Ростова в отпуске отношения в семье постоянно будут находиться на такой высокой эмоциональной ноте. Но ещё один раз похожее состояние возникнет.
То ли очарование Наташиного голоса, то ли всё-таки чувство неразрывной близости с семьёй вернут Ростову чувство уверенности в себе и готовность преодолеть трудности.
На мой взгляд, очевидно, что Толстой отдаёт предпочтение именно семье Ростовых. На примере этой семьи он описывает свой идеал семейного бытия, добрых отношений между членами семьи. Автор показывает патриархальность семьи, центр нравственности которой — женщина-мать.