Толпа гласит: "Певцы не нужны веку!”
И нет певцов... Замолкло божество...
О, кто ж теперь напомнит человеку
Высокое призвание его ?
Н. Некрасов

Николай Алексеевич Некрасов, так же, как Пушкин, знаком нам с раннего детства. Еще не умея читать, мы с замиранием сердца слушаем, как дедушка Мазай в половодье спасает зайцев:

Столбик не столбик, зайчишко на пне,
Лапки скрестивши, стоит, горемыка,
Взял и его — тягота невелика!..

Вместе с поэтом видим, что “серые, карие, синие глазки” крестьянских детей “смешались, как в поле цветы”. Позже учим строки и переживаем за судьбу горемыки-пахаря из “Несжатой полосы”:

Плохо бедняге — не ест и не пьет,
Червь ему сердце больное сосет...

Вместе с Дарьей прислушивается к шагам Мороза:

Не ветер бушует над бором,
Не с гор побежали ручьи,
Мороз-воевода дозором
Обходит владенья свои.

Написать такие строки мог только влюбленный в природу, тонко чувствующий ее лирик. А увидеть и по-настоящему понять эту красоту, знакомую по любимым строкам Некрасова, я смогла только здесь, на Родине поэта. С удивлением и восхищением смотрела на стройную, высокую красавицу березу, на красные гроздья рябины, на пушистые лохматые лапы ели:

Пригреты теплым солнышком,
Шумят повеселелые
Сосновые леса...
И липа бледнолистая,
И белая березонька
С зеленою косой!

А зима очаровала меня своей щедростью: сугробы по колено, обилие снега, сверкающего на солнце, как россыпь драгоценных камней, и необозримые русские просторы, поражающие каждого приехавшего сюда.

Кругом поглядеть нету мочи",
Равнина в алмазах блестит...

Детство Некрасова проходило здесь, в Ярославле. Среди полей, лугов, на берегах Волги шло взросление и формирование русского поэта.

Я рос, как многие, в глуши
У берегов большой реки,
Где лишь кричали кулики,
Шумели глухо камыши...