Мастерство А.С. Пушкина неисчерпаемо. Тонкий лирик в поэзии, “любознательный”
рассказчик в “Повестях Белкина”, беспристрастный историк в “Истории Пугачёва”.
Но мало кто задавался вопросом, какую роль может сыграть одна-единственная
деталь в раскрытии образа героя. Обратимся к такой детали-образу, как луна, в
романе Пушкина “Евгений Онегин”. Может быть, этот образ поможет нам глубже
понять главную героиню, Татьяну Ларину. Символика луны в мировой мифологии не
так уж и многозначна: луна — знак богини Дианы, богини плодородия и
деторождения, всего живого. Впоследствии её стали отождествлять с богиней
Селеной, олицетворяющей целомудрие, чистоту и святость.

Мы помним, как Пушкин, называя героиню Татьяной, пишет:

Впервые именем таким
Страницы нежного романа
Мы своевольно освятим.

“Святое” имя Татьяны, с которым “неразлучно воспоминание старины”, как раз и
ассоциируется с богиней луны, ночного зарева, молча заливающего спящую землю
серебристым сиянием. Вспомним, как Онегин, увидев в высшем петербургском свете
Татьяну, “въявь богиню зрит” (из “Послесловия” к роману).

Образ луны сопровождает героиню на протяжении всего романа. Вот Ленский знакомит
Онегина со своей невестой Ольгой, и он сразу обращает внимание на ту, “которая
грустна и молчалива, как Светлана”. Удивляется своему новоявленному другу, что
тот выбрал “другую”: “В чертах у Ольги жизни нет. Точь-в-точь в Вандиковой
мадонне: Кругла, красна лицом она, Как эта глупая луна На этом глупом
небосклоне”. Здесь “глупая луна” — антитеза луне, льющей живительный свет на
мир, когда он “в праздной тишине при отуманенной луне... лениво почивает”. Так и
Татьяна в “праздной тишине” деревенской жизни тихо мечтает, погружаясь в чтение
сентиментальных французских романов, вглядываясь в героев и уподобляя их себе и
Онегину: “И сердцем далеко носилась Татьяна, смотря на луну… Вдруг мысль в
уме её родилась…”, “она сказала: это он”. Романтическая душа Татьяны живёт в
созданном ею мире грёз, мечтаний, жизнь свою она сверяет с преданиями,
приметами, “предсказаниями луны”, ибо Татьяна — “русская душою”. Заметим, у
славян луна покровительствует ещё всему домашнему миру, а, как известно, фамилия
Татьяны — Ларина — связана с древними божествами ларами — покровителями
домашнего очага, природы.

Ночное светило сопровождает героиню, когда она пишет письмо Онегину: “И между
тем луна сияла И томным светом озаряла Татьяны бледные красы”. Пушкинская
героиня пишет письмо наедине с луной, девственный свет которой связан с
романтическими мыслями, когда влюблённая девушка перестаёт замечать реальную
обстановку, оставаясь вдвоём с “томным светом” вдохновительницы-луны. Это же
состояние будет сопровождать её и после встречи с Онегиным в Петербурге:

Об нём она во мраке ночи,
Пока Морфей не прилетит,
Бывало, девственно грустит,
К луне подъемлет томны очи,
Мечтая с ним когда-нибудь
Свершить смиренный жизни путь.

Как видим, Татьяна не меняется внутренне: изменился её статус, она стала
замужней женщиной, важнился её статус, она стала
замужней женщиной, важной особой. Но “русская душа” её осталась такой же
высокой, чистой; даже “Клеопатра Невы”, “блистательная Нина Воронская”, не могла
затмить её. Серебристым светом луны отливает внутренний мир Татьяны, он
настолько богат, что недоступен пониманию окружающих, в том числе поначалу и
Онегину, так же, как недоступна взгляду обратная сторона луны.

Татьяна как будто совершает свой лунный путь: луна сопровождает её в пророческом
сне (“Сияет луч светил ночных”); “при свете серебристом” спешит она в дом
Онегина, чтобы разгадать его душу, и ей это удаётся (“Уж не пародия ли он?”); не
оставляет она её и в Москве. Но здесь вместо “отуманенной, печальной, бледной
луны” появляется величавое ночное светило, затмившее блеск ярких звёзд:

Как величавая луна,
Средь жён и дев блестит одна.
С какою гордостью небесной
Земли касается она!

Продвигаясь по жизненному пути Татьяны, мы можем отметить, что она так и
осталась на уровне неба, совершая свой путь от “томной луны” “на бледном
небосклоне” до ослепительно яркой “луны в воздушной синеве”.

И Онегин “въявь богиню зрит”. Луна-богиня Татьяна — воплощение идеала женщины,
покровительницы домашнего очага, верности, добра, света — всего того, что
составляет идеал поэта.

Мастерство автора “Евгения Онегина” действительно неисчерпаемо. Нам удалось
раскрыть только одну его грань в создании образа Татьяны, ставшей “лунной
сонатой” Пушкина.