сочинения по роману обломов

С 1847 г. обдумывал Гончаров горизонты нового романа. «Обыкновенная история» явилась первой частью трилогии, запечатлевшей жизнь русского общества на разных стадиях его развития. В 1859 г. вышел роман «Обломов», спустя еще десять лет был напечатан «Обрыв».
В романе «Обломов» Гончаров с потрясающей убедительностью показал условия, которые привели его героя к духовному краху. Обломов вырос человеком, не способным ни к какому труду, в нем развилась лишь болезненная мечтательность. Он то воображал себя непобедимым полководцем, то великим мыслителем, то знаменитым художником. Медленно умирали в Обломове духовные потребности, становились бесплодными его гуманные порывы, здравые суждения. Но это не комический герой (вспомним гоголевского Манилова). Есть, несомненно, черты трагизма в образе Обломова. Дело в том, что Обломов – человек удивительной душевной чистоты, тонко чувствующий красоту, не способный к фальши. Таким он, например, предстает в своих отношениях с Ольгой Ильинской.
Вся история любви Обломова к Ольге – самопожертвование. Он влюблен в нее по-настоящему, и разрыв с ней – его самое сильное потрясение, а потом – самое тяжкое воспоминание. И, тем не менее, он счастлив, когда узнает, что Ольга не погибла, что ее судьба устроена. Ведь с самого начала Обломова тревожила мысль, что он не сможет обеспечить ей материального благополучия, что его «обломовщина» погубит и ее. Вот тогда, в тревоге за любимого человека, а не для каких-то своих выгод, впервые становится Обломов активным. Активным во вред самому себе. Он пишет письмо Ольге, где объясняет, что недостоин ее и не должен принимать от нее никаких жертв. Появилась решительность, нашлись нужные слова, когда дело дошло до главного, до сокровенного. Это мгновенное преображение героя просто удивительно. Оно еще резче отделяет «обломовщину» от обломовской человечности и способности к самопожертвованию.
Эти живые силы характера пробуждает в Обломове именно Ольга. Ее отличает воля, простота и ясность мышления. Она живет напряженной духовной жизнью, полна благородных стремлений принести людям добро. Ольга полюбила Обломова и проникнута решимостью извлечь этого доброго человека из обломовской трясины. И она не щадит усилий, чтобы осуществить свое намерение.
Но если чувства Обломова к Ольге искренни и безыскусны, то в чувствах Ольги ощутим последовательный расчет. Ведь Штольц поставил перед ней задачу (еще до ее знакомства с Обломовы) – поднять с кровати лежебоку и вытащить его в свет. Ольга даже в минуты увлечения не забывает о своей высокой миссии: «ей нравилась эта роль путеводной звезды, луча света, который она разольет над стоячим озером и отразится в нем». Ей приятно чувствовать свою власть над человеком. Выходит, Ольга любит в Обломове не самого Обломова, а свое собственное отражение. Но что же предлагает Ольга Обломову взамен его лежания на диване? Какой свет, какой лучезарный идеал? Увы, программу пробуждения Обломова в умненькой головке Ольги вполне исчерпывает штольцевский горизонт: читать газеты, хлопотать по устройству имения, ехать в приказеты, хлопотать по устройству имения, ехать в приказ. Все то же, что советует Обломову и Штольц. В итоге любовь Обломова и Ольги, ярко вспыхнув, быстро увядает.
Рассудочно-экспериментальной любви Ольги противопоставлена душевно-сердечная, не управляемая никакой внешней идеей любовь Агафьи Матвеевны Пшеницыной. Под уютным кровом ее дома находит Обломов желанное успокоение и утешение. Гончаров нашел здесь удивительно точные и трогательные детали, чтобы показать, как существо забитое, полностью поглощенное заботами о хлебе насущном, вдруг незаметно для себя переходит в мир безграничной любви и самопожертвования, вознося себя как бы на более высокую духовную ступень. Агафья Матвеевна поняла, что жизнь ее с появлением Ильи Ильича обрела смысл. Обломов, конечно, видел и ценил ее любовь, но понимал также и всю горечь этой любви.
Достоинство Ильи Ильича заключается в том, что он лишен самодовольства и сознает сове душевное падение. Чем ближе к концу романа, тем больше у нас нарастает если не симпатия, то жалость к Обломову. Нам жаль этого страдающего и гибнущего героя, наделенного истинной и глубокой человечностью.