Победа России в войне 1812 года показала силу и мощь русского народа, самоотверженно поднявшегося на защиту отечества. Но, разбив полчища Наполеона, русский народ-победитель вновь оказался под палкой помещика-крепостника. Возмущенное этим положением передовое русское офицерство поднимается на борьбу за облегчение участи народа. Это приводит к расколу в дворянском лагере. Атмосфера этого раскола и воспроизведена в комедии А. С. Грибоедова “Горе от ума”.
В доме Фамусова столкнулись две эпохи: “век нынешний и век минувший”. Грибоедов показывает, что старое русское барство живет по своим, давно устоявшимся обычаям. Здесь заботы о карьере, хлопоты о выгодных браках, о том, чтобы “и награжденья брать, и весело пожить”. Самым ярким представителем старой барской Москвы является Павел Афанасьевич Фамусов, который занимает высокий пост. На то, что это “человек известный”, указывает фамилия. Фамусов управляющий в казенном доме, но к службе относится формально. Служит же он для того, чтобы “чины добыть”, ордена и иные блага. Фамусов с благоговением вспоминает своего дядю Максима Петровича, который, по его мнению, является образцом для подражания. Вельможа при дворе Екатерины, Максим Петрович был человеком гордым и надменным, но, “когда же надо подслужиться, и он сгибался вперегиб”. Фамусов восторгается тем, как покойный дядя сумел использовать себе во благо даже конфуз, случившийся с ним при дворе, на приеме у императрицы. Разыграв шута, он приобрел благосклонность Екатерины и стал самым уважаемым человеком при дворе. И Фамусов поучает молодежь: “Учились бы, на старших глядя”. Сам же Фамусов, достигнув “степеней известных”, службой практически не занимается, он только подписывает бумаги, не вникая в их смысл и даже не читая их. Больше всего он боится скопления бумаг, поэтому и заявляет:

А у меня, что дело, что не дело,
Обычай тот такой:
Подписано, так с плеч долой.

Неделя этого государственного чиновника заполнена посещениями приемов, обедов, ужинов, именин и крестин. На службе Фамусов окружает себя родственниками, чтобы “порадеть родному человечку” и помочь ему сделать карьеру.

При мне служащие чужие очень редки,
Все больше сестрины, свояченицы детки,
Как станешь представлять к крестишку ли, к местечку,
Ну как не порадеть родному человечку.

Фамусов ценит в людях чины и богатство, поэтому он ищет для своей дочери соответствующую пару. “Кто беден, тот тебе не пара”, — внушает он Софье, разъясняя ей, какой человек может быть принят в семью:

Будь плохонький, да если наберется
Душ тысячки две родовых,
Тот и жених.

Вот почему Павел Афанасьевич обращает свое внимание на полковника Скалозуба. Ведь полковник “не нынче — завтра генерал”. Фамусова совершенно не волнует, что полковник глуп, что он “слова умного не выговорил сроду”, что может рассуждать только о “петличках”, командах, маршах, а когда речь заходит об общей знакомой, Скалозуб тупо заявляет: Не знаю-с, виноват;
Мы с нею вместе не служили.

Все окружающие дают ему иронические характеристики. По определению остроумной Лизы, служанки Софьи, Скалозуб — “и золотой мешок, и метит в генералы”. Чацкий же считает его “созвездием маневров и мазурки”. Мечта Скалозуба — стать генералом, что очень возможно, так как “вакансии как раз открыты”:

То старших выключат иных,
Другие, смотришь, перебиты.

Но Софья отдает предпочтение скромному, безродному Молчалину. Молчалин не родственник Фамусову, но оказался у него на службе потому, что обладает теми достоинствами, которые особенно почитаются в фамусовском обществе. К числу своих достоинств Молчалин относит “умеренность и аккуратность”, умение промолчать, когда тебя бранят. Он мастер в искусстве поднять платок, вовремя погладить моськувлиятельной старухи. За все это Молчалин уже имеет три награжденья и чин асессора. Он четко выполняет наказ отца: “Угождать всем людям без изъятия”. Естественно, тем, кто выше по положению.
Гости, съехавшиеся в дом Фамусова на бал, представляют собой групповой портрет этого общества. Здесь, на балу, раскрываются все те принципы, по которым живет барская Москва.
Фамусовскому обществу противостоит Чацкий — человек “века нынешнего”. В гостиной Фамусова Чацкий кажется человеком из другого мира. Образованный, умный, Чацкий не принимает законов жизни старой Москвы. На поучительный рассказ Фамусова о покойном дяде Максиме Петровиче Чацкий отвечает презрительной репликой, характеризующей век Екатерины как “век покорности и страха”. У него свое представление о служении отечеству, а прислуживаться он не может и не хочет. Прогресс общества Чацкий связывает с расцветом личности, с развитием наук и просвещения, что не только чуждо фамусовскому обществу, но и пугает его. Именно в просвещении барская Москва видит причину того, что много “безумных развелось людей, и дел, и мнений”.
От лица прогрессивной России Чацкий обличает основу российской государственности — крепостное право. Он выступает против самого страшного проявления крепостничества — торговли людьми. С возмущением рассказывает о том, как один помещик распродал за долги крепостной балет, а другой обменял своих верных слуг на борзых собак. Гнев Чацкого также вызывает низкопоклонство дворян перед Западом. Двери дворянских домов раскрыты перед иностранными гостями, которых с восторгом принимают в России. Так, французик из Бордо, который собирался в страну варваров, встретил в России самый теплый прием и не обнаружил здесь “ни звука русского, ни русского лица”. Чацкий считает, что преклонению перед иностранным способствует вся система воспитания в дворянских семьях, куда приглашают иностранцев-гувернеров “числом поболее, ценою подешевле”, которые воспитывают подрастающее поколение в сознании, “что нам без немцев нет спасенья”. В дворянских семьях до такой степени все на иностранный лад, что даже речь московского барства представляет собой нелепое “смешенье языков французского с нижегородским”.