В поэме “Мертвые души” Николай Васильевич Гоголь, наряду с выразительной галереей портретов помещиков, подробно описывает героя нового времени — Павла Ивановича Чичикова.
Это мошенник большой руки. Он предчувствует нарождение нового строя — капитализма и уже готов к его условиям. Выше всего на свете Чичиков ставит деньги, и будет поклоняться, служить, составлению капитала посвятит жизнь. Он прекрасно запомнил завет отца “беречь копейку”, ибо все могут предать, только “копейка” поможет и спасет... Павел Иванович с детства начинает сколачивать капитал, перепродавая приятелям булки и пышки... Потом он займется аферами на таможне, когда и это дело раскроется, Чичиков придумает великую фальсификацию с мертвыми душами, покупая их как живые, не прошедшие ревизской сказки. Он хочет заложить их в опекунский совет и получить наличный капитал под эфемерный залог. Умен ли герой? Безусловно, его ум изобретательный и изворотливый, способный из всего извлечь выгоду. Но герой не внушает ни капли уважения, так как его способности направлены на обман государства и окружающих, пусть не самых лучших представителей общества. Да, Чичиков общается с мошенниками и плутами, но от этого его поступки не становятся благовиднее, ибо он “мошенник из мошенников”, и все его способности и усилия направлены не на благие цели, а на личное обогащение. Он довольно циничен, придумав такую аферу с покупкой мертвых душ. Свое истинное лицо Павел Иванович искусно скрывает под личиной Приличия. Он великий артист-мистификатор.
Приезжая к Манилову, Чичиков подстраивается под характер хозяина. Ведет себя чересчур церемонно. Полчаса хозяин и гость стоят перед дверью, не решаясь войти первыми, уступая друг другу эту честь. В конце концов втискиваются в нее одновременно. О деле Павел Иванович начинает говорит витиевато: “— Я полагаю приобрести мертвых, которые, впрочем, значились бы по ревизии, как живые,— сказал Чичиков.— Мы напишем, что они живые, так, как стоит действительно в ревизской сказке. Я привык ни в чем не отступать от гражданских законов, хотя за это и потерпел на службе, но уже извините: обязанность для меня дело священное, закон — я немею перед законом”.
Он даже “печется” о родном государстве, утверждая, что “казна получит выгоду, ибо получит законные пошлины”. Манилов вполне удовлетворен объяснениями Чичикова, ему недосуг вдаваться в подробности дела. Это довольно скучно для его “возвышенной натуры”.
С Собакевичем, чувствующим интуитивно мошенническую сущность Чичикова, Павел Иванович вначале держит себя солидно и серьезно, а потом понимает, что помещик его “разгадал”. Притворяться уже не стоит, тут главное — не попасть впросак. И давая деньги, одновременно выдергивает из рук Собакевича расписку.
“—Хорошо, давайте же сюда деньги!
— На что ж деньги? У меня вот они в руке! Как только напишите расписку, в ту же минуту их возьмите.
— Да извольте, как же мне писать расписку? Прежде нужно видеть деньги.
Чичиков выпустил из рук бумажки Собакевичу, который, приблизившись к столу и накрывши их пальцами левой руки, Другой написал на лоскутке бумаги, что задаток двадцать пять рублей государственными ассигнациями за проданные ревизские души накрывши их пальцами левой руки, Другой написал на лоскутке бумаги, что задаток двадцать пять рублей государственными ассигнациями за проданные ревизские души получен сполна”.
У Коробочки же Чичиков ведет себя свободно. Настасья Петровна довольно зажиточная помещица: ее “узенький дворик весь был наполнен птицами и всякой домашней тварью. Индейкам и курам не было числа, промеж них расхаживал петух мерными шагами, потряхивая гребнем и поворачивая голову набок...” У нее есть чем поживиться: медом и пенькой... но Чичиков интересуется совершенно другим товаром: “— Уступите-ка их мне, Настасья Петровна?
— Кого, батюшка?
— Да вот этих-то всех, кто умерли”.
Коробочка вначале опешила, но потом ее волнует только одно — как бы не продешевить. Она готова выкапывать мертвых и продавать, лишь бы была выгода. Позже она не поленилась съездить в город, чтобы справиться о цене на мертвые души.
Ни один из помещиков, с которыми общался Чичиков, не возмущен кощунственным предложением Павла Ивановича. Все они лишь хотят получить свою выгоду, не продешевить, а необычность товара не вызывает у них никаких эмоций, переживаний, душевных сомнений. “Хорошо, что нашелся покупатель и на этот товар”, — такова их логика, очень страшная и бесчеловечная. Переезжая из имения в имение, Чичиков общается, приспосабливается к поведению и характерам владельцев. У Манилова — он добрейший человек, с Собакевичем—“кулак кулаком”, у Коробочки — гневливый занятой барин, которому недосуг задерживаться по пустякам. Приехав к Плюшкину, Чичиков сразил хозяина своим “великодушием и щедростью”, отказавшись от еды и взяв все расходы по оформлению продажи мертвых душ на себя.
Павел Иванович не менее отвратителен, чем другие помещики. Если они соглашаются на эту сделку — продажу мертвых душ, то Чичиков является создателем и организатором этой грандиозной аферы. И не будь Ноздрева — дебошира и тунеядца, еще неизвестно, как все бы закончилось. Гоголь в шутку называет его многосторонним человеком, так как он из-за отсутствия логики в ту же минуту предлагал вам ехать куда угодно, хоть на край света, войти в какое хотите предприятие, менять все, что есть, на все, что хотите... Тут впервые Чичиков промахнулся. Ему не следовало связываться с таким скандалистом. Но Павлу Ивановичу глаза затмило корыстолюбие. Это его сгубило.
По мысли писателя, его герой не может стать победителем. Он обязательно оступится, рано или поздно, это должно случиться. Художник-гуманист, Гоголь представить себе не мог, что настанут времена, когда Чичиковы будут фаворитами общества, без стеснения и страха начнут кичиться собой и своими методами обогащения. Писатель все сделал, чтобы показать страшное лицо этих хищников. Он надеялся и верил, что его родина сможет преодолеть все трудности, выйдет на широкую и светлую дорогу, поэтому в конце первого тома поэмы появляется образ “птицы тройки”, несущейся в светлую прекрасную даль. Гоголь верил, что своим творчеством приближает это прекрасное будущее.