Комедия "Горе от ума" была написана в 1824 году. Она дает общую картину всей русской жизни 10-20ых годов XIX века, воспроизводит извечную борьбу старого и нового, которая с особой силой развернулась в это время не только в Москве, но и по всей России между двумя лагерями: передовыми, декабристски настроенными людьми "века нынешнего" и крепостниками (людьми "века минувшего"). Все образы, созданные Г-довым в комедии, глубоко реалистичны. Фамусов, Скалозуб, Молчалин, Хлёстова, плут Загорецкий и все прочие являются отображением действительности. Эти люди, глупые и корыстные, боящиеся просвещения и прогресса, мысли их устремлены лишь на приобретение почестей и титулов, богатства и нарядов, они составляют единый лагерь реакции, попирающей все живое. "Век минувший" в комедии представ-лен рядом ярких типов. Это и Фамусов, и Скалозуб, и Репетилов, и Молчалин. Ф-ое об-во традиционно. Жизненные устои его таковы, что учиться надо, "на старших глядя", уничтожить вольнодумные мысли, служить с покорностью лицам, стоящим ступенькой выше, а главное - быть богатым. Идеалом этого общества являются в монологах Фамусова дядя Максим Петрович и Кузьма Петрович: … вот пример: Покойник был почтенный камергер, С ключом, и сыну ключ умел доставить; Богат, и на богатой был женат; Переженил детей, внучат; Скончался; все о нем прискорбно поминают. Кузьма Петрович! Мир ему! - Что за тузы в Москве живут и умирают!.. Во главе всего ф-ого об-ва стоит фигура Фамусова, старого московского дворянина, заслужившего общее расположение в столичных кругах. Он приветлив, учтив, остроумен, весел. Но это лишь внешняя сторона. Автор раскрывает образ Фамусова всесторонне. Это не только радушный хозяин, но и убежденный крепостник, яростный противник просвещения. "Забрать все книги бы да сжечь", - говорит он. Чацкий же, представитель "века нынешнего", мечтает "в науку впереть ум, алчуший познаний". Его возмущают порядки, заведенные в ф-ом об-ве, так как оно расценивает человека по его происхождению и количеству крепостных душ, имеющихся у него. Сам Фамусов мечтает повыгоднее выдать замуж свою дочь Софью и говорит ей: "Ах, матушка, не довершай удара! Кто беден, тот тебе не пара". А далее он добавляет: "Вот, например, у нас уж исстари ведется, что по отцу и сыну честь: будь плохенький, да если наберется душ тысячки две родовых, - тот и жених". В отличие от представителей ф-ого об-ва, Чацкий жаждет "возвышенной любви, перед которой мир целый - прах и суета". Во взаимоотношениях Чацкого и ф-го об-ва раскрываются и высмеиваются взгляды "века минувшего" на карьеру, на службу, на то, что больше всего ценится в людях. Иначе говоря, Чацкий презирает их. К себе на службу Фамусов берет только родных и близких. Он уважает лесть и низкопоклонность. Он хочет убедить Чацкого служить, "на старших глядя", "подставить стул, поднять платок". На это Чацкий возражает: "Служить бы рад, прислуживаться тошно". Чацкий очень серьезно относится к службе. И если Фамусов относится к ней формально, бюрократически ("подписано, так с плеч долой"), то Чацкий говорит: "Когда в делах - я от веселий прячусь, когда дурачиться - дурачусь, а смешивать два этих ремесла есть тьма искуснико, так с плеч долой"), то Чацкий говорит: "Когда в делах - я от веселий прячусь, когда дурачиться - дурачусь, а смешивать два этих ремесла есть тьма искусников, я не из их числа". О делах Фамусов беспокоится только с одной стороны, боясь смертельно, "чтоб множество не накоплялось их". Своих слуг он не считает за людей, обращается с ними грубо, может продать, сослать на каторгу. Ругает их ослами, чурбанами, зовет Петрушками, Фильками, Фомками. Таким образом, к службе представители ф-го об-ва относятся как к источнику личных выгод, службе лицам, а не делу. Чацкий же стремится служить отечеству, "делу, а не лицам". Он презирает Молчалина, привыкшего "угождать всем людям без изъятья - хозяину, где доведется жить, начальнику, с кем буду я служить, слуге его, который чистит платья, швейцару, дворнику, для избежанья зла, собаке дворника, чтоб ласкова была". Все в Молчалине: и поведение, и слова - подчеркивают молодушие делающего карьеру безнравственного человека. Чацкий с горечью говорит о таких людях: "Молчалины блаженствуют на свете!" Именно Молчалин лучше всех устраивает свою жизнь. По-своему он тоже талантлив. Он заслужил расположение Фамусова, любовь Софьи, получил три награды. Двумя качествами своего характера он дорожит больше всего: "умеренностью и аккуратностью". Для Фамусова и его круга свято и непогрешимо мнение света, страшнее всего то, "что станет говорить княгиня Марья Алексевна!" Другим ярким представителем ф-ого об-ва является Скалозуб. Именно такого зятя мечтал иметь Фамусов. Ведь Скалозуб - "и золотой мешок, и метит в генералы". Этот персонаж заключил в себе типичные черты реакционера аракчеевского времени. "Хрипун, удавленник, фагот, созвездие маневров и мазурки", он такой же враг просвещения и науки, как и Фамусов. "Ученостью меня не обморочишь", - говорит Скалозуб. Совершенно очевидно, что сама атмосфера ф-ого об-ва заставляет представителей молодого поколения проявлять свои негативные качества. Так, Софья использует свой острый ум для откровенной лжи, распространяет слух о сумасшествии Чацкого. Софья вполне соответствует морали "отцов". И хотя она умная девушка, с сильным, независимым характером, горячим сердцем, мечтательной душой, все равно ложное воспитание привило Софье много негативных качеств, сделало ее представительницей общепринятых в этом кругу взглядов. Она не понимает Чацкого, она не доросла до него, до его острого ума, до его логичной беспощадной критики. Не понимает она и Молчалина, который "любит ее по должности". В том, что Софья стала типичной барышней ф-ого об-ва, она не виновата. Виновато общество, в котором она родилась и жила, "она загублена, в духоте, куда не проникал ни один луч света, ни одна струя свежего воздуха" (Гончаров "Мильон терзаний"). Очень интересен еще один персонаж комедии. Это Репетилов. Он совершенно беспринципный человек, "пустомеля", но он единственный считал Чацкого "высоким умом" и, не веря в его сумасшествие, назвал свору фамусовских гостей "химерами" и "дичью". Таким образом, он хоть наодну ступеньку оказался выше их всех.