В романе “Отцы и дети” речь идет об остром, непримиримом конфликте между аристократами и демократами, между либералами и революционерами-разночинцами. Хотя И.С. Тургенев не верил в перспективность дела Базарова, он прекрасно понимал

превосходство “детей” над либералами “отцами”. Либералы были классовыми единомышленниками И.С. Тургенева, и он разоблачал их дряблость и беспомощность с бесспорным знанием этой среды.

Базаров — сын скромного уездного лекаря, “новый человек”, “нигилист” и “бунтарь”. У него небрежные манеры, говорит Базаров отрывисто и кратко, не вынуждает себя к

любезности, резок и грубоват. Базаров говорит о самом себе, что он “не мягкое существо”, что “изящная сторона жизни” ему, выросшему “при серой обстановке трудовой жизни”, недоступна. Он отрицает не только поэзию, но и музыку, искусство, любовь к природе.

В спорах с Павлом Петровичем Кирсановым он выступает отрицателем авторитетов и принципов, всякого “романтизма”, и слово “романтизм” на его языке — одно из самых бранных.

Базаров — врач по образованию, материалист по мировоззрению. Естественные науки

привлекают Базарова именно потому, что они опираются на опыт, на точные экспериментальные данные. Он считает, что “порядочный химик в двадцать раз полезнее всякого поэта”, “природа — не храм, а мастерская, и человек в ней работник”, и “Рафаэль гроша медного не стоит”. И в то же время герой Тургенева — человек острого ума, крепкая, волевая, честная натура. Это человек, совершенно не способный притворяться и лицемерить. Его ненависть к безобразному состоянию общества искренняя и глубокая. Без

напускного хвастовства он признается, что еще не встречал человека, который бы не “спасовал” перед ним. “Всякий человек сам себя воспитать должен”, — считает он. Базаров “владел особенным умением возбуждать к себе доверие в простых людях, хотя он никогда не потакал им и обходился с ними небрежно”. Он — враг “болтовни” и “фразы”, склонен к шутке и иронии, в нем настоящая человеческая гордость. Когда пришла к нему

сильная страсть, онсумел одержать над ней нелегкую победу, и насколько он здесь

оказался выше и человечнее той женщины, которая больше всего на свете дорожила

своим “спокойствием”. После дуэли представитель “отцов” П.П. Кирсанов вынужден был признать, что “господин Базаров вел себя отлично”. Несомненна и его затаенная под внешним равнодушием большая любовь к своим “старикам”. Сцены болезни и смерти довершают трагический образ Базарова. На далеком сельском кладбище нашло свое успокоение “страстное, грешное, бунтующее сердце” Базарова. Он хотел “ломать”, “дело делать”, “с людьми возиться”, но “и он — гигант”, сумел лишь “умереть прилично”.

Тургенев писал о своем герое: “Мне мечталась фигура сумрачная, дикая, большая, до половины выросшая из почвы, сильная, злобная, честная — и все-таки обреченная на гибель, потому что она все-таки стоит в преддверии будущего”.

Главный идейный противник Базарова в лагере “отцов” — Павел Петрович Кирсанов. Базаров называлего “уездным аристократом” — потому что, даже живя в деревнего “уездным аристократом” — потому что, даже живя в деревне, П.П. Кирсанов сохранил всю строгую чопорность своих аристократических привычек.

Павел Петрович возненавидел Базарова с первых же дней приезда “лекаришки” в Марьино. Он чувствовал в этом “нигилисте” сильного противника, и в конце концов, не кто иной, как этот “нигилист”, заставил его в беседе с братом сделать признание; “Я начинаю думать, что Базаров был прав, когда упрекал меня в аристократизме. Нет, милый брат, полно нам ломаться и думать о свете: мы люди уже старые и смирные, пора нам отложить в сторону всякую суету...”

Все принципы Павла Петровича сводятся к одному: защитить старый порядок. Базаров же

стремится этот порядок уничтожить. В спорах с Базаровым Кирсанов отстаивает свои

взгляды на знание науки и искусства, на самодержавно-крепостнический строй, на народ. Тонкой иронией звучат слова И.С. Тургенева: “Он ничего русского не читает, но на письменном столе у него находится серебряная пепельница в виде мужицкого лаптя”. Этот серебряный лапоть — вот и вся связь с Родиной, какая осталась у Павла Петровича Кирсанова.

Оценивая роман, Д.И. Писарев писал: “...Павел Петрович и Базаров могли бы, при известных условиях, явиться яркими представителями: первый — сковывающей, леденящей силы прошлого; второй — разрушительной, освобождающей силы настоящего”.

Поместив в центр романа спор Базарова и Кирсанова, И.С. Тургенев недвусмысленно дал понять, кому из них принадлежит будущее. Базаров побеждает Кирсанова, тем самым доказывая превосходство нового над старым. “Это торжество демократизма над аристократией” — так оценивает И.С. Тургенев смысл изображенной им ситуации.