Странно, что великолепное, хоть и несколько наивное произведение Островского в последнее время все реже упоминается в школьных программах Вот так всегда: или восторгаемся по приказу вышестоящих, да еще и не тем, чем надо, или отрицаем огульно.

Книги надо рассматривать безотносительно к современному политическому климату. Ведь достоинство "Овода" вовсе не в одобрении или отрицании проблем, имевшихся на Апеннинском полуострове накануне итальянской буржуазной революции 1848-1849 годов. А книга "Целина", если поставить на обложке имя настоящего автора, вовсе не слабая публицистика, отражающая конкретные события конкретного времени.

Биографический роман Николая Островского - произведение страстное и честное. Вот эпизод, когда Павка Корчагин близок к самоубийству и проводит ревизию своей жизни: "Перед глазами пробежала вся его жизнь, с детства и до последних дней. Хорошо ли, плохо ли он прожил свои 24 года?
Он перебрал в памяти год за годом и пришел к выводу, что, несмотря на ошибки, сделанные по молодости и дури, а больше всего - по незнанию, он не проспал горячих дней, нашел свое место в железной схватке за власть, и на багряном знамени революции есть и его несколько капель крови".

Рассуждая дальше, Павел вспоминает эпизод боев под Варшавой. Тогда они наскоро перевязывали раненых и оставляли их, а сами мчались дальше: "Эскадрон не останавливает свой бег из-за потери бойца". И хотя он видел безногих пулеметчиков на тачанках, это все же было исключением.
"Для чего жить, у6гр,а он уже потерял самое дорогое - способность бороться? Чем оправдать свою жизнь сейчас и в безотрадном завтра? Чем заполнить ее? Просто есть, пить и дышать?.."
Действительно, "кто осудит бойца, не желающего агонизировать"? Добровольная смерть обреченных больных в чем-то гуманнее, чем предсмертные мучения.

Когда-то школьники учили наизусть абзац о том, что "жизнь дается человеку один раз". Сейчас кое-кто употребляет слова Островского в ироническом смысле А зря Ведь это действительно так, это действительно высокая цель - "прожить жизнь так, чтобы не жег позор стыда за подлое и мелкое существование".

В романе есть еще один пронзительный эпизод: Корчагин встречается с Ритой Устинович, которая могла бы стать его женой, не сочти она его погибшим. Он спрашивает девушку: "Не потому ли жаль, Рита, что я никогда не стал бы для тебя больше чем товарищем? - Нет, Павел, мог стать и больше - Это можно исправить? - Немного поздно, товарищ Овод". Ирония судьбы: "схоронив" друга, Рита вышла замуж, у нее дочка И Павел смотрит на нее с нежностью и говорит: "Все же у меня остается несравненно больше, чем я только что потерял".

Действительно, жизнь Корчагина, как и жизнь Островского, - сплошной подвиг И тогда, когда воевал за дело, которое считал правым, и когда строил узкоколейку, чтобы спасти город от гибели, и потом, когда слепой, парализованный человек станет писателем
"Дуло презрительно глянуловек станет писателем
"Дуло презрительно глянуло ему в глаза. Павел положил револьвер на колени и злобно выругался. Все это бумажный героизм, братишка! Шлепнуть себя каждый дурак сумеет. Это самый трусливый и легкий выход из положения. А ты попробовал эту жизнь победить?... Умей жить и тогда, когда жизнь становится невыносимой. Сделай ее полезной".

Корчагин во многом подражал своему любимому герою - Оводу. Это придавало ему мужества, учило умению терпеть Но если бы у него не было цели, если бы он не считал, что жизнь - это прежде всего борьба, то не помог бы и пример Овода Островский был уверен, что, умирая, он должен сказать: "Вся жизнь и все силы отданы самому дорогому на свете - борьбе за освобождение человечества" И это спасло его от самоубийства, когда в минуту он пережил сознанием больше, чем за целые годы, и тогда, когда были потеряны первые главы единственного экземпляра рукописи, и тогда, когда "в безграничной ярости на жизнь, отнявшую у него глаза, ломал карандаш, а на прикушенных губах выступали капли крови"...