Певцом казачества называют Михаила Александровича Шолохова, великого донского писателя, лауреата Нобелевской премии. Писатель не просто рассказал нам о жизни, быте, нравах казачества, этого известного всей России служивого сословия. Он не только заставил полюбить Тихий Дон и людей, населявших его берега. Шолохов с пронзительной ясностью и горечью показал нам в своих произведениях трагедию казаков в годы революции и коллективизации.
Революция и гражданская война — вот темы знаменитого романа “Тихий Дон”. Читая Шолохова, нетрудно понять, почему большинство населения казачьего края не приняло революцию. В станицах и на хуторах было немало зажиточных казаков. Как люди, служившие государству, казаки пользовались многими привилегиями. А сам образ их жизни воспитывал самостоятельность и независимость, верность царю-батюшке, недоверие к “смутьянам”.
Никакие причины не могут оправдать подписанный Свердловым (а стало быть, исходящий от советской власти) приказ о раскулачивании. С позиции сегодняшнего дня мы благодаря историкам достаточно полно можем судить о происходившем. И этот приказ нельзя расценить иначе как преступление против казаков. Приказом предусматривались массовые казни не только тех, кто прямо участвовал в борьбе с советской властью, но даже тех, кто только помогал повстанцам! Разве теперь не понятно, почему казаки так активно боролись с красными.
Честный художник, Шолохов не может не описать расстрелы и казни, которые начались в станицах с первых же месяцев после революции, когда появились там отряды Подтелкова и Кривошлыкова. В “Тихом Доне” есть эпизод, который поразил меня так сильно, что, наверное, запомнится на всю жизнь. Я имею в виду революционера Бунчука, который в 1918 году в течение длительного времени каждую ночь расстреливал арестованных “контрреволюционеров” десятками... А в ответ стали расстреливать красных.
Дон доставлял немало хлопот руководителям пролетарского государства своей непокорностью. В 1919 году донские повстанцы продержались на своих позициях несколько месяцев. Герой “Тихого Дона” Григорий Мелехов вырос до командира дивизии, показав себя талантливым военачальником.
Тяжелый путь пролег между начальной и конечной точкой жизни Григория Мелехова. От начала до конца романа Мелеховы существуют как целое: семья, дом. Из таких кирпичиков и построен был мир казака, бывший долгое время несокрушимым. Начало роман дышит мерным чередованием времен года в жизни бескрайней донской степи, неспешным ходом хуторской жизни с хозяйственными заботами.
Но, когда кончается роман, нет на земле более ни самого дома, ни этой семьи. Вихри страшного революционного времени пронеслись над домом, сорвали крышу, разметали людей, навсегда разрушили прежний порядок. Шолохов заставляет нас всмотреться в процессы на стыке старого, тысячелетнего, и нового, принесенного XX веком. Этот стык прошел через самую душу, через судьбу Григория Мелехова.
Гражданская война смертельной бороной перепахала вольное казачье братство. Брат шел на брата, сын на отца. Каждый верил в свою правоту и ради нее принимал смерть. Григорий Мелехов сражался на стороне повстанцев, считай — белых, но разве он не дорог нам? И разве порой не появляется у нас отрицательное отношение к борцам за лучшую жизнь, которые творили на Дону расправу направо и налево? Григорий Мелехов видел все это, он искал свой, третий путь. Но этого пути в то время как раз и не существовало. Нельзя было оказаться между двух огней и не сделать выбор. В этом, как мне кажется, тоже отразилась трагедия казачества.
В финале романа Григорию около тридцати лет, а перед нами резко состарившийся человек, “проживший свою жизнь едва ли не до самого донышка”. Метания Мелехова от белых к красным, между женой Натальей и любимой Аксиньей изранили душу Григория. Даже яркая любовь Аксиньи не спасает его. И все же герой победил — тем, что ни от каких ценностей народной жизни не отказался. Семья Мелеховых в романе Шолохова “Тихий Дон” — это “хранилище нравственного опыта” казачества, оплот национальной русской культуры.
В романе “Поднятая целина” перед нами картина мирного времени. Долгое время этот роман трактовался как оптимистическое и даже жизнерадостное произведение. Но мне кажется, нельзя не увидеть в романе, насколько трагично положение крестьянства уже в начальный период коллективизации. Коренные проблемы народной жизни решаются правительством непра
вильно. В жизни казаков все становится перевернутым, извращенным. По сравнению с “Тихим Доном” замечаешь, что в этом романе перестают звучать песни казаков. Создается такое впечатление, что хутор утратил свою прежнюю позицию, а душа народа в нем умерла.
Действие романа начинается во времена восстановления хозяйства после гражданской войны. И бывшие белые, и бывшие красные хотели мирно работать. И вот сотни тысяч таких, как Тит Бородин , получив землю, вцепились в хозяйство, “как кобель в падлу”, по выражению Макара Нагульнова, никогда не утруждавшего себя хозяйственными заботами. И стала богатеть израненная земля, стали отходить от крови и убийств люди. Так прошло несколько лет. Но замаячила новая беда... Не нравилось властям, что люди становились зажиточными. В рассказе Макара о Бородине есть очень интересная фраза: “И начал богатеть, несмотря на наши предупреждения”.
Вместе со всем российским крестьянством казакам предстояло пережить коллективизацию, которая на деле оказалась страшным разорением деревни, уничтожением многих ни в чем не повинных людей. Трагична судьба зажиточных казаков, которые и думать не хотят о колхозе. Впрочем, в колхоз их никто и не зовет. Их всех следует “к ногтю”: раскулачить, а потом выслать на вымирание. “Казаки — народ закостенелый, я вам скажу, и его придется ломать...” — говорит Макар Нагульнов. И весь смысл своей жизни новые руководители как раз и видят в этой ломке.
Я думаю, в этом тоже трагедия казачества. Снова выяснилось, что трудолюбие, самостоятельность, хозяйственность, а стало быть, и зажиточность, ведут к беде. Новая власть видит в собственниках враждебную себе силу.