Роман «Преступление и наказание» был написан во времена бурь и потрясений пореформенного времени, когда в обществе в наиболее яркой форме проявились все противоречия и контрасты. Повсюду цинично провозглашалась мораль грабежа и обогащения как принцип «новой» нравственности. Однако Достоевский сохранил веру в человечность, в победу вековых принципов нравственности. Переломный характер своей эпохи писатель ярко отразил через тончайший анализ психического склада личности, глубоко проникнув в противоречия мысли, сознания, всей духовной жизни современного ему человека.

В центре романа — Родион Раскольников и его теория о вседозволенности избранных. И все события и персонажи призваны отразить пагубную сущность этой теории, возродить зерно человечности в душе героя. Главной целью своего произведения Ф. М. Достоевский ставил именно демонстрацию и доказательство несостоятельности, ложности теории Раскольникова. Автор стремился привести своего героя к осознанию собственного заблуждения. Этой цели служит и вся система образов произведения. Каждое лицо, разговор, встреча здесь играют важную роль в душевной эволюции героя. Очень важное значение в этом смысле приобретают образы двойников Раскольникова — Свидригайлова и Лужина.

Свидригайлов, имеющий богатый жизненный опыт, догадывается о смысле преступления Родиона и о причинах, толкнувших его на убийство. Но «высокие побуждения» героя чужды ему, он открыто смеется над ними. Развратник и циник, он и без всяких теорий постоянно преступает все человеческие законы, нормы, обычаи. И, в отличие от Раскольникова, совершенно не мучается угрызениями совести. Однако при всей своей развращенности, мы видим, что он находится в состоянии какой-то душевной неустойчивости и тревоги, от Свидригайлова веет растерянностью, опустошенностью и бесперспективностью. Видимо, он сам осознает свою обреченность, что и приводит его к самоубийству.

Столкнувшись со Свидригайловым, Раскольников ужасается, так как видит в нем реальное осуществление собственных идей.

Он хочет лучше понять этого человека, так как это может помочь ему разобраться в самом себе, найти различия, увидеть истоки его страданий и сомнений.

Но если к Свидригайлову Раскольников чувствует какую-то странную тягу, то его отношение к Лужину совершенно иное. Этот делец, чьи жизненные принципы основаны лишь на эгоистическом расчете, вызывает у Раскольникова брезгливость и презрение. Еще из письма матери он безошибочно угадывает подлую натуру Лужина. Однако при всем этом, во время встречи с ним, Родион, к собственному ужасу, замечает очевидное сходство. Между ними, без сомнения, существует что-то общее, какие-то точки соприкосновения. Это общее заключается во взглядах, в исповедовании некоторых принципов «новейшей экономической науки». Раскольников видит отражение собственных мыслей в утверждении Лужина, что необходимо отбросить какой бы то ни было нравственный долг личности перед другими людьми. «...Приобретая единственно и исключительно себе, я именно тем приобретаю как бретаю как бы и всем...», — говорит Лужин, — и это будет, в его понимании, гарантией «всеобщего преуспеяния...» Родион понимает, что эти слова ни что иное, как сниженный, опошленный вариант его собственной теории. Осознав это, герой начинает испытывать к самому себе такое же отвращение, какое испытывает к этому низкому дельцу.

Таким образом, столкнувшись с этими двумя персонажами, образ мыслей которых, как в кривом зеркале, отражает его собственные мысли и идеи, герой убеждается, к каким ужасным последствиям на практике может привести его теория о праве «избранных» на «вседозволенность», какие действия могут быть оправданы этой теорией о делении всего человечества на два разряда. Проповедь разумного «расчета выгод», представленная в романе на руку Лужину и Свидригайлову, она оправдывает буржуазное своеволие, «произвол индивидуальной рассудочной способности каждого, независимо от уровня его интеллектуальной, эмоциональной и нравственной культуры». Такие как Лужин и Свидригайлов легко опошляют и приспосабливают к своим мелким эгоистическим интересам эту этическую теорию. А это и является первым признаком ее несовершенства, нежизнеспособности. Теперь герой Достоевского видит, что реально, а не фантастически стать «властелином» — значит, идти по дороге таких как Лужин и Свидригайлов: от одного преступления к другому. И единственный выход и возможность избежать полного нравственного падения заключается для Родиона в том, чтобы обрести мужество, преодолеть себя. Прийти к пониманию этого, помочь герою принять верное решение и свернуть с гибельного пути и призваны образы его «двойников».