В романе «Война и мир» Л.Н.Толстой противопоставляет искусственности и условности «большого света» простоту и духовную высоту «простого человека».
Образ Платона Каратаева – один из ключевых образов романа, отразивший размышления писателя об основах духовной жизни русского народа. Каратаев – крестьянин, оторванный от привычного жизненного уклада и помещенный в новые условия (армия и французский плен), в которых особенно ярко проявилась его духовность. Каратаев живет в соответствии с христианской заповедью: «возлюби ближнего своего». Он любовно жил со всеми, любил товарищей, французов, любил Пьера. Его любовь согревала окружающих: Каратаев утешал, «лечил» словом. Он с сочувствием, доброжелательностью относился к людям. В его голосе была ласка, простота. Первые слова, с которыми он обратился к Пьеру, - это слова поддержки: «А много вы нужды увидели, барин?… Не тужи, дружок: час терпеть, а век жить!» Каратаев в изображении Толстого – символ «естественного» человека из народа, воплощение народной нравственности.
В романе показаны другие представители низших сословий: Тушин, Тимохин. Их объединяет глубокое внутреннее родство. Капитан Тушин – маленький, внешне невзрачный человек. Но писателю важна его внутренняя красота. Рисуя Шенграбенское сражение, Толстой показывает, как война может способствовать проявлению самых лучших качеств людей. Перед боем Тушин размышляет о смерти, не скрывая, что смерть страшит его прежде всего неизвестностью: «Боишься неизвестности, вот чего. Как там ни говори, что душа на небо пойдет… ведь это мы знаем, что неба нет, а есть атмосфера одна». В это время недалеко от балагана упало ядро, и «маленький Тушин с закушенною набок трубочкой» сразу же бросился к солдатам, уже не думая о смерти. Именно робкий, «домашний» Тушин взял на себя инициативу во время Шенграбенского сражения. Он нарушил диспозицию и выполнил то, что ему казалось единственно правильным: «действие забытой батареи Тушина, успевшего зажечь Шенграбен, останавливало движение французов». Так капитан совершил духовный подвиг, спас людей.
Писатель обращает внимание, какие у этого артиллерийского офицера были «большие добрые и умные глаза». Именно в глазах, во взгляде человека отражается его душа. Важнейшая черта Тушина – человеколюбие, способность к состраданию. Во время Шенграбенского сражения он подбирает тяжело раненного пехотного офицера и контуженного Николая Ростова, хотя их «велено было бросать». Капитан всей душой стремится помочь любому человеку. Так, «худому, бледному солдату с шеей, обвязанной окровавленной подверткой», Тушин велел дать воды.
Красивый поступок при Шенграбене совершил и капитан Тимохин. Он появился в ту самую минуту, когда русские солдаты поддались панике. Однако «Тимохин с таким отчаянным криком бросился на французов и с такою безумною и пьяною решительностью, с одной шпажкой, набежал на неприятеля, что французы, не успев опомниться, побросали оружие и побежали». Только благодаря Тимохину русские батальоны вновь собрались. Накануне Бородина Тимохин просто и буднично говорит о предстоящем сражении: «Что себя жалеть теперь! Солдаты в моем батальоне, поверите ли, не стали водку пить: не такой день, говодина Тимохин просто и буднично говорит о предстоящем сражении: «Что себя жалеть теперь! Солдаты в моем батальоне, поверите ли, не стали водку пить: не такой день, говорят». Духовная высота Тимохина и каждого русского солдата проявляется в глубоком патриотическом чувстве. Именно духовная сила народа помогла спасти Россию. Перед великим сражением не только солдаты, но и «мужички» ополчения готовы на подвиги: «Всем народом навалиться хотят…» На лицах всех встреченных Пьером людей читалось общее «выражение сознания торжественности наступающей минуты», и сознание это так серьезно, что во время молебна даже присутствие Кутузова со свитой не привлекло внимания: «ополченцы и солдаты, не глядя на него, продолжали молиться». Духовная высота «простых» людей определила нравственный исход сражения.
Наполеон приказал направить двести орудий на русских – ему доложили, что приказ выполнен, «но что русские все так же стоят». «Наш огонь рядами вырывает их, а они стоят, - сказал адъютант». Вот с этого момента и Наполеон, и вся его армия постепенно начали испытывать «чувство ужаса перед тем врагом, который, потеряв, половину войска, стоял так же грозно в конце, как и в начале сражения».
К концу войны дух русской армии крепнет, несмотря на крайне тяжелые условия солдатского быта. Одно из самых ярких проявлений силы духа и стихийного гуманизма русских солдат-победителей – их отношение к противнику. Если во время отступления армию охватил «дух озлобления против врага», то на последнем этапе войны, когда французские войска бегут из России, «чувство оскорбления и мести» сменилось у солдат презрением и жалостью. Их отношение к французам становится сочувственным: они обогревают и кормят пленных, несмотря на то, что им самим не хватает провизии. Это естественное чувство человечности живет в душах простых солдат. В нем заключено высшее духовное благородство.
Героизм русских солдат и офицеров, «маленьких людей» большой войны, Толстой показал как нечто обычное, будничное. Геройские поступки совершают тихие, незаметные люди, не осознающие себя героями, - они просто делают свое «дело», «бессознательно» участвуя в «роевом» движении человечества.