Пьер Безухов — один из самых любимых героев Толстого. Его духовные поиски носят вселенский характер и в метафизическом плане романа этот образ является ключевым для понимания смысла великой эпопеи.
Первая встреча с Пьером происходит в салоне Анны Шерер. Уже тогда этот “опасный молодой человек” не вписывался в жизнь светской черни, где главное — мелкие эгоистические интересы, где вместо людей — маски, а настоящие человеческие чувства подменены их жалкой имитацией. Пьер же с самого начала ищет чего-то более глубокого. В начале своего жизненного пути он, как и князь Андрей, увлеченный успехами Наполеона, представляет себе свои будущие подвиги и достижения, но все это так и остается у него умозрительными мечтаниями.
От природы Пьер чересчур податлив, мягок, склонен к сомнениям, поэтому светская жизнь с ее соблазнами затягивает его, он становится ведом ею, погрязая в кутежах и разгулах, но в то же время понимает никчемность такой жизни.
С ужасом Пьер обнаруживает, что из многообещающего молодого человека он превратился в обыкновенного помещика-трутня: “Все в нем самом и вокруг него представлялось ему запутанным, бессмысленным и отвратительным”. Пьер знает, что светские правила и нормы поведения ничего не стоят по сравнению с “чем-то необъятным и таинственным”, однако он слишком слаб, чтобы владеть собой, и совершает ошибку, чуть не ставшую роковой: вызывает на дуэль Долохова.
К этому времени он не умом, а сильно развитой интуицией понял настоящую сущность Элен: “Пустая, глупая и развратная женщина”, однако ложный страх, что пострадала его честь, приводит его в бешенство.
Безухов находится в постоянном поиске правды жизни, смысла человеческого существования. Те вопросы, о которых иные даже не задумывались, ему, напротив, не давали покоя. Бесконечные духовные искания привели его в масонскую ложу. Все, что говорили ее представители, казалось Пьеру тогда истиной в последней инстанции, несмотря на то, что многое из окружавшей их сложной символики было ему непонятно. Позднее он переживает разочарование в масонстве, понимая его фальшь и неискренность. Этому этапу жизни Безухова предшествует его наивная влюбленность в Наполеона. Он, как и Андрей Болконский, увлекается образом великого императора и полководца, видя в нем центр вселенной. Культ личности Наполеона был типичен для многих молодых представителей светского общества того времени, и Толстой сознательно позволяет своим героям пережить это увлечение, давая возможность им самим сделать выбор.
Пьер очень болезненно переживает разочарование в своем кумире: от восхищения и обожания он приходит к непреодолимому желанию убить его. Уверенность в правильности такого поступка и твердая решимость осуществить его заставляют Безухова идти по горящей Москве, забыв обо всем. В тот момент он был буквально одержим своей идеей.
Война 1812 года, сломавшая все прежние устои, ставшая испытанием для каждой отдельной личности, не минула и Пьера, прервав его бесцельную жизнь. С радостью бросает он “богатство, удобство, комфорт, составляющий счастье многих людей в мирное вросает он “богатство, удобство, комфорт, составляющий счастье многих людей в мирное время”, и идет на войну.
Смысл жизни он начинает видеть лишь после сближения с народом, с его самыми простыми представителями. Впервые герой соприкасается с ними на Бородинском поле, видит их подлинный, а не показной, как в высшем обществе, патриотизм, готовность отдать жизнь за Родину, горячую и страстную любовь к ней. Он и сам ощутил эту “скрытую теплоту патриотизма”, когда оказался в плену. Выжить ему удалось, лишь выдав себя за простого крестьянина, скрыв свое настоящее социальное положение. Именно в этот период жизни Пьера и начинается его сближение с народом.
Здесь, на войне, видя смерть, кровь и страх, Пьер входит в народную жизнь, здесь начинается его духовное перерождение. Он получает простые и ясные ответы на вопросы “кто прав, кто виноват и какая сила управляет всем”, так долго мучившие его. “Главный винт” в голове героя, ранее “вертевшийся, ничего не захватывая”, теперь “попадает в резьбу”.
Пьер начинает жить общей жизнью, не умозрительно, а всем сердцем. В разоренной и сожженной Москве герой получает “те спокойствие и довольство собой, к которым стремился прежде”. Встреча с Платоном Каратаевым пробуждает в его душе гармоничное народное начало, основанное на счастье в этой жизни, на этой земле, а не там, “призванное не отрицать земную жизнь, а высветить и одухотворить ее”: “То, что ранее он искал и не нашел в масонстве заново открылось ему здесь, в тесном бараке”. Испытывая физические лишения, Пьер с каждым днем становился все счастливее и счастливее, ибо понял, что жить на свете — огромное счастье, не отраженным интеллектуальным существованием, а непосредственным ощущением радости этой земной жизни. Только сблизившись с ним, Пьер начал понимать истинную логику жизни и ее законы. Через ужас смерти, страдания, лишения, через непосредственное ощущение жизни он пришел к “миру” с самим собой, нашел то, к чему всегда стремился. Позднее, в 1820 году, он назовет дни, проведенные в общении с Платоном Каратаевым, одними из самых счастливых дней в своей жизни. Ведь именно тогда он наконец осознал, что “человек создан для счастья”, а “жизнь есть Бог”.
Правда, в эпилоге Пьер все же отходит от Каратаева, хотя кое в чем, по его мнению, тот одобрил бы его. Это кое-что — семейная жизнь Наташи и Безухова. Последний говорит о Платоне следующие слова: “Что он одобрил бы — нашу семейную жизнь. Он так желал видеть во всем благообразие, счастье, спокойствие, и я с гордостью показал бы ему нас”. Но на вопрос Наташи: “А одобрил бы он тебя сейчас?” — отвечает отрицательно. Герой возвращается к своим духовным исканиям “путем мысли”. Благообразие, воспринятое от Каратаева, удержалось в семейной жизни. В отличие от мертвой сущности первой жены Безухова, Элен, Наташа Ростова — духовно богатая натура; в ней было сосредоточено главное достоинство женщины — способность любить, понимать, чувствовать. Она “растворилась” в своем муже, искренне жила его интересами. Семья, показанная Толстым, — как маленькая модель мира, без которой невозможно существование общества.