Здравствуй, племя младое, незнакомое!
Не я увижу твой могучий поздний возраст... А.С .Пушкин
Более ста лет прошло с тех пор, как появился роман Тургенева “Рудин”, а он и по сей день с увлечением читается и перечитывается всеми, кому дорога русская классическая литература. Непревзойденный мастер слова, Иван Сергеевич Тургенев, оставил произведение, проникнутое гуманными и благородными чувствами.
К работе над романом Тургенев приступил в в разгар Крымской войны. Смерть Николая I возродила надежды передовых людей России на перемены, открыла возможность писателям более глубокого изображения жизни страны.
Рудин должен был явиться, по мысли автора, типической фигурой передового дворянского интеллигента сороковых годов со всеми сильными и слабыми сторонами его натуры. “В нем все ново, от его идей до его поступков, от его характера до его привычек”, — писал Чернышевский о Рудине.
Духовная жизнь Рудина гораздо разностороннее и богаче по сравнению с внутренним миром его предшественников. Он широко образован, впитал в себя философские мысли того времени, ему близки важные интересы современного общества. Вера в науку, в необходимость знаний, стремление к истине и свободе возвышают Рудина над окружающими. Он обладает замечательным даром красноречия, способностью заражать своим энтузиазмом и увлекать возвышенными идеями. “Этот человек не только умел потрясти тебя, он с места тебя сдвигал, он не давал тебе останавливаться, он до основания переворачивал, зажигал тебя!” — так отзывался о Дмитрии Рудине его юный поклонник студент Басистое.
Тургенев подвергает своего героя испытанию любовью. Юная Наталья Ласунская готова идти за Дмитрием Рудиным безоглядно на любые жертвы, так как принимает полные энтузиазма речи героя за его дела. Но Наталья ошибается: годы отвлеченной философской работы иссушили в Рудине живые источники сердца и души. И потому первое возникшее на его пути препятствие — отказ Дарьи Михайловны Ласунской выдать дочь за бедного человека — приводит Рудина в полное замешательство. В ответ на любовные порывы Натальи он говорит упавшим голосом: “Надо покориться”. Герой не выдерживает этого испытания, обнаруживает свою человеческую неполноценность.
Время сгладило остроту первого страдания Натальи, но жизнь самого Рудина не сложилась. Богатые задатки его натуры, его ум, способности, знания пропадали впустую. Он не умел найти им правильного применения, не знал, как претворить в жизнь свои идеи, да и в самих идеях его не было ясности. Рудин замахивается на заведомо неисполнимые дела: перестроить в одиночку всю систему преподавания в гимназии; сделать судоходной реку, не считаясь с интересами владельцев маленьких мельниц на ней. Это была не вина, а беда-"его. “Нас бы очень далеко повело, — говорится в романе, — если бы мы хотели разобраться, отчего у нас являются Рудины”.
Но вывод напрашивается сам собой: таких, как Рудин, создала эпоха, среда, исторические условия. В главном герое отразилась судьба человека тургеневского поколения, воспитанногофилософилософским немецким идеализмом. Этот идеализм окрылял, рождал веру в прогресс. Но уходе отвлеченное мышление не мог не повлечь отрицательных последствий: умозрительность, слабое знакомство с практической стороной человеческой жизни.
Несчастье людей типа Рудина заключалось в том, что они были оторваны от своего же народа, задавленного рабством и нищетой. Все планы и замыслы Рудина рушились один за другим. В конце романа он предстает перед нами бесприютным скитальцем, гонимым властями, измученным неудачами.
Финал романа героичен и трагичен одновременно. Рудин гибнет на парижских баррикадах 1848 года. Верный своей “гениальности” без “нату ры”, он появляется здесь тогда, когда восстание уже подавлено. Дмитрий Рудин поднимается на баррикаду с красным знаменем в одной руке и с кривой и тупой саблей в другой. Сраженный пулей, он падает замертво, а отступающие рабочие принимают его за поляка.
Один из героев романа говорит: “Несчастье Рудина состоит в том, что он России не знает, и это точно большое несчастье. Россия без каждого из нас обойтись может, но никто из нас без нее не может обойтись. Горе тому, кто это думает, двойное горе тому, кто действительно без нее обходится!”
В письмах к друзьям Тургенев не раз подчеркивал, что ни над одним из прежних произведений он не хлопотал и не трудился с таким усердием, с такой “любовью и обдуманностью”, как над “Рудиным”. И судьба Рудина трагична, но не безнадежна. Своей гибелью герой отстаивает ценность поиска истины и высоту героического порыва.
Роман Тургенева “Дворянское гнездо” — это очередная попытка писателя найти героя своего времени в дворянской среде. Федор Иванович Лаврецкий воплощает в себя лучшие качества патриотически настроенного русского дворянства.
Роман впервые был напечатан в журнале “Современник” в 1859 году. Читающая публика единодушно признала роман огромной удачей автора.
Начало жизненного пути Лаврецкого типично для людей его круга. Лучшие годы тратит он впустую: на светские развлечения, на женскую любовь, на заграничные скитания. Федор Лаврецкий втягивается в этот омут и попадает в сети светской красавицы Варвары Павловны. Но, обманутый женой, разочарованный, Лаврецкий резко изменяет свою жизнь и возвращается домой.
Опустошенная душа его вбирает впечатления забытой родины: длинные межи, заросшие чернобыльником, полынью и полевой рябиной, свежую степную голь и глушь, длинные холмы, овраги, серые деревни, ветхий дом, сад с бурьяном. Погружаясь в глубину деревенской русской жизни, Лаврецкий исцеляется от суетности жизни светской. Здесь, в деревне, встречается он с дворянами, выросшими в провинции. Это Марфа Тимофеевна, тетушка Лизы Калитиной, и сама Лиза.
Возможность возрождения для новой жизни мелькнула на короткое время перед Лаврецким по возвращении на родину. И тут до него доходит известие о смерти жены. Убедившись в том, что он полюбил Лизу, Федор Лаврецкий сначала не испытывает никакого радостного чувства. “Неужели, — думает он, — мне в тридцать пять лет нечего другого делать, как опять отдать свою душу в руки женщины? Но Лиза не чета той: она бы не потребовала от меня постыдных жертв; она не отвлекала бы меня от моих занятий; она бы сама воодушевила меня на честный, строгий труд, и мы пошли бы оба вперед, к прекрасной цели”.