«Весь город со всем
вихремсплетней –
преобразование
бездельности жизни всего
человечества в массе»
Н.В. Гоголь

Читая первую главу поэмы «Мертвые души», я задумался над тем, что образ губернского города NN, данный Гоголем с такой достоверностью, типичен для любого города России первой половины XIX века. Это значит, что господин Чичиков мог приехать и в Оренбург, город типичный, средний, «… не в глуши, а, напротив, недалеко от обеих столиц», не хуже и не лучше других. Те же улочки, мостовые, постоялые дворы, церкви, площади… Я считаю, что в нашем городе до сих пор еще сохранились «уголки старины», напоминающие об истории дореволюционной России, о «быте и нравах» горожан первой половины XIX века.
Изображая город NN, автор избрал очень интересную позицию. Город воспринимается как бы с двух точек зрения: Чичикова и самого Гоголя.
Чичиков осмотром города был «удовлетворен, ибо нашел, что город никак не уступал другим губернским городам». Знакомство с «сильными мира сего» еще укрепило в нем расположение к городу. Он нашел здесь все, что искал: чиновники, от губернатора до полицмейстера, не страдали неприступностью и подозрительностью к новым для города лицам и безотказно сдавались на лесть. Чичиков познакомился и с помещиками – владельцами крестьянских душ, получил от многих из них любезное приглашение побывать в их усадьбах.
Автор же относится к городу иронически. Но выявить эту иронию довольно трудно. Гоголь прямо как будто ничего и не обличает. Напротив, о многих явлениях и лицах он говорит даже торжественно, как бы воспевая и возвышая их, - но они столь ничтожны, что возвышенный стиль рождает лишь смех.
Вот Гоголь описывает гостиницу, «где за два рубля в сутки приезжающие получают покойную комнату с тараканами, выглядывающими, как чернослив, из всех углов, и дверью в соседнее помещение, всегда заставленною комодом, где устраивается сосед, молчаливый и спокойный человек, но чрезвычайно любопытный, интересующийся знать о всех подробностях приезжающего». Почем мы смеемся, читая эту фразу? Какой же покой может быть в комнате с тараканами и всегдашним любопытным соседом за дверью? Этот комический слой фразы еще усиливается сравнением: тараканы не какие-нибудь, а «как чернослив», то есть столь хорошо видны, что уже от этого одного мгновенно улетучится всякий «покой».
Беспощадно-иронический авторский взгляд постоянно соседствует со снисходительно-приветливым отношением Чичикова к городу. Умиление Чичикова не бескорыстно – оно идет от желания сказать приятное «градоначальникам». Прогуливаясь по городу, Чичиков собирает материал для комплиментов, от которых должны растаять чиновники. Однако автор не позволяет читателю обмануться восторгами Чичикова. «Он взглянул в городской сад, который состоял из тоненьких дерев, дурно принявшихся, с подпорками внизу, в виде треугольников, очень красиво выкрашенных зеленою масляною краскою». Что в этой фразе передает отношение автора и где здесь мнение Чичикова. Разумеется, найти «очень красиво выкрашенными» подпорки к дпорки к деревьям способен лишь Чичиков. А Гоголь иронизирует, издевательски сравнивает «дурно принявшиеся, тоненькие» деревца с их роскошным описанием в газетах. Так разом Гоголь посмеялся и над вкусом Чичикова, и над ложью газет, и над раболепием сентиментальных обывателей.
Символический город NN, возникший в воображении Гоголя, отчасти помогает раскрытью идею «Мертвых душ». Об этом свидетельствуют черновые записки автора к первому тому. «Идея города. Возникшая до высшей степени пустота. Пустословие. Сплетни, перешедшие пределы, как все это возникло из безделья и приняло выражение смешного в высшей степени». Ключевая идея этих заметок – мысль о «городском безделье». «Безделье» - это не просто пребывание без дела, в праздности. В мире Гоголя можно быть очень деятельным и в то же время не заниматься делом. Иными словами, это деятельность, лишенная внутреннего, духовного содержания. «Бездеятельность жизни» - отличительная черта не только отдельных героев поэмы, но и всего города NN.
Царство чиновников объято тем же мертвым сном, что и поместья. И это царство нарисовано Гоголем с особой сатирой, ведь чиновники – тоже «мертвые души». Их поступками руководят страсть к наживе, круговая порука, грабеж, произвол, обман. Полное равнодушие к человеку сделало этих людей глубоко чуждыми народу. Угодничество перед значительными чинами лишило их возможности распознать в Чичикове мошенника. Гражданский долг, общественные интересы – понятия для чиновников чуждые.
Вот первый человек в городе – губернатор, человек праздный, единственное достоинство которого сводится к умению вышивать по тюлю разные узоры. Вот полицмейстер, «отец и благодетель города», хозяйничающий в купеческих лавках и в гостином дворе, как в собственной кладовой.
Это чиновники «толстые». По заслугам воздал Гоголь и их «тонким» собратьям, к числу которых принадлежит, например, Иван Антонович – «кувшинное рыло». Это типичный взяточник и бюрократ, ловкий стряпчий всех незаконных дел. Даже Чичиков дал ему взятку, хотя и был другом его начальника: таков неписаный закон в этой среде.
Возможный приезд высшего начальства в связи с раскрытием аферы Чичикова до того напугал этих людей с нечистой совестью, что среди них начинается паника, которая окончилась смертью прокурора, главного «блюстителя закона».
В «Мертвых душах» Гоголь коснулся и «столичной» темы. Едва ли не в каждой главе Гоголь так или иначе вспоминает Петербург. Случайно ли это? Нет, ведь у Гоголя не бывает случайностей. Выведя быт и нравы города NN, писатель «закидывает удочку»: а что же тогда творится в столице? Ответить на этот вопрос нам поможет «Повесть о капитане Копейкине». Это история об инвалиде – герое Отечественной войны 1812 года, прибывшего в Петербург за «монаршей милостью». Защищая родину, он потерял руку и ногу и лишился средств к существованию. Капитан Копейкин добивается встречи с самим министром, человеком черствым и бездушным. Он лишь досадует, что посетитель отнимает у него столько много времени, ведь есть очень важные государственные дела.