Второй том романа «Война и мир», особенно любим большинством читателей. Восхищает теплая атмосфера многолюдного дома Ростовых, семейные праздники, нежность и доброта отношений между родителями и детьми, музыкальные вечера — словом, все, что придает какую-то особую духовность. Мне почему-то вспоминается мысль французского писателя о том, что самая большая в мире роскошь — это роскошь человеческого общения.

В седьмой главе четвертой части мы видим молодежь дома Ростовых: Николая, Наташу, Петю, возвращающихся с охоты и останавливающихся отдохнуть у своего дальнего родственника, небогатого помещика, владельца единственной деревеньки Михайловка. Ростовы называют его дядюшкой, а сам автор почему-то не желает давать ему имени. Этот дядюшка — большой любитель охоты, и мы сначала видим его, летящего на своей лошади за зайцем, потом, когда его собака по кличке Ругай сбивает этого зайца, он, с удовольствием потряхивая зверьком, чтобы стекала кровь, сам говорит, «не зная с кем и что». Если выискивать какой-то сюжет в седьмой главе романа, то едва ли что выйдет из этого путного. Люди посидели немного в деревенском доме, где висят шкуры убитых зверей и пахнет яблоками и где, хоть и не заметно особого порядка, но и нет запущенности. Правда, мебель старая, ободранная, но не столь это важно для гостей дядюшки. Молодежь с удовольствием слушает музыку, танцует. Вот и все. И в то же время этот эпизод играет очень важную роль в композиции второго тома. Прежде всего, в нем выражается огромное желание самого автора подчеркнуть нерасторжимую связь своих героев с народом. Николай и Наташа слушают народную музыку, и она приводит их в восторг. Им, воспитанным на изысканных европейских мелодиях, исполняемых на клавикордах, оказываются близки и понятны незатейливые мотивы народных песен.

Писатель немало внимания уделяет описанию угощения в дядюшкином доме.

Второй том романа «Война и мир», особенно любим большинством читателей. Восхищает теплая атмосфера многолюдного дома Ростовых, семейные праздники, нежность и доброта отношений между родителями и детьми, музыкальные вечера — словом, все, что придает какую-то особую духовность. Мне почему-то вспоминается мысль французского писателя о том, что самая большая в мире роскошь — это роскошь человеческого общения.

В седьмой главе четвертой части мы видим молодежь дома Ростовых: Николая, Наташу, Петю, возвращающихся с охоты и останавливающихся отдохнуть у своего дальнего родственника, небогатого помещика, владельца единственной деревеньки Михайловка. Ростовы называют его дядюшкой, а сам автор почему-то не желает давать ему имени. Этот дядюшка — большой любитель охоты, и мы сначала видим его, летящего на своей лошади за зайцем, потом, когда его собака по кличке Ругай сбивает этого зайца, он, с удовольствием потряхивая зверьком, чтобы стекала кровь, сам говорит, «не зная с кем и что». Если выискивать какой-то сюжет в седьмой главе романа, то едва ли что выйдет из этого путного. Люди посидели немного в деревенском доме, где висят шкуры убитых звисят шкуры убитых зверей и пахнет яблоками и где, хоть и не заметно особого порядка, но и нет запущенности. Правда, мебель старая, ободранная, но не столь это важно для гостей дядюшки. Молодежь с удовольствием слушает музыку, танцует. Вот и все. И в то же время этот эпизод играет очень важную роль в композиции второго тома. Прежде всего, в нем выражается огромное желание самого автора подчеркнуть нерасторжимую связь своих героев с народом. Николай и Наташа слушают народную музыку, и она приводит их в восторг. Им, воспитанным на изысканных европейских мелодиях, исполняемых на клавикордах, оказываются близки и понятны незатейливые мотивы народных песен.

Писатель немало внимания уделяет описанию угощения в дядюшкином доме.

Наверно, не так уж это и важно. «Дядюшка пел так, как поет народ, с тем полным и наивным убеждением, что в песне все значение заключается только в словах, что напев сам собой приходит и что отдельного напева не бывает, а что напев так только, для складу».

Концовка седьмой главы — это беседа Наташи с братом, когда они подъезжают к Отрадненскому дому. Ночь темная, сырая, а на душе у героев светло и радостно. Они вспоминают охоту, дядюшку, его песню. Но вот что-то омрачает этот лирический настрой. Наверное, предчувствие Наташи, что она уже никогда не будет «так счастлива, спокойна, как теперь».

А в гостиной горит огонь, и окна дома красиво блестят «в мокрой бархатной темноте ночи». Я часто думаю о музыкальности романа «Война и мир». На первый взгляд, кажется странным говорить о каком-то особом звучании толстовской прозы. Ведь обычно с музыкой связывают поэзию, а тут такой громоздкий синтаксис, такая усложненная структура текста. И все же какая упоительная мелодия звучит со станиц этой замечательной книги, какое многоголосье! Кажется, что все звуки подлинного мира собрались в романе, чтобы напомнить суетливому человеку о подлинной красоте бытия.